WWW.METODICHKA.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Методические указания, пособия
 


Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 22 |

«Пермь, Гент 29 июня – 5 июля 2009 г. Том I Пермь ББК Д8с51 УДК 911.2/3:528.9/519.8 ИнтерКарто/ИнтерГИС 15: УСТОЙЧИВОЕ РАЗВИТИЕ ТЕРРИТОРИЙ: ТЕОРИЯ ГИС И ПРАКТИЧЕСКИЙ ОПЫТ Материалы ...»

-- [ Страница 12 ] --

Исходя из концепции агроландшафтных систем, это – природно-производственные геокомплексы, формирующиеся и функционирующие вследствие долговременного целенаправленного взаимодействия сельскохозяйственного производства и природной среды. Практически все исследователи сходятся во мнении, что агроландшафт представляет собой сложную блоковую систему. В. А. Николаев [1987–1999], разработав и обосновав концепцию агроландшафта, нацеливает на сопряженное изучение природной и производственной составляющих этой системы. По его мнению, необходимы ландшафтно-экологический анализ агроландшафтных систем как «среды обитания» возделываемых культур и выращиваемых животных, учет внешних природных и социально-экономических воздействий, оценка продуктивности и побочного влияния результатов функционирования на другие геосистемы, включая ландшафтные изыскания на стадиях планирования, проектирования и создания агроландшафтов, а также мониторинг и оценку их эколого-экономической эффективности.

Агроландшафтные системы относятся к природно-антропогенным комплексам, допускающим возможность управления их биотическим потенциалом. Объект географического изучения таких комплексов – собственно ландшафты, региональные ландшафтные структуры, социально-географические системы. Конечная задача – поиск оптимального соотношения естественного местообитания (основы), сельскохозяйственных результатов и экологических последствий сельскохозяйственного использования разных типов земель (ландшафтов) на основе анализа массовой практики. Результат – функционально организованный агроландшафт и агроландшафтный регион. Основная функция – повышение ресурсного потенциала региона, увеличение биотической продуктивности путем оптимизации структуры сельскохозяйственного ландшафта. Главная область практического применения полученных результатов – преимущественно землеустройство и земельный кадастр на уровне хозяйств и административных районов.

ГЕОИНФОРМАЦИОННОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ ТЕРРИТОРИЙ

Такому подходу в большей степени соответствует определение агроландшафта, предлагаемое Г. Д.

Мухиным [1988] и дополненное нами [Тесленок, 1988].

Агроландшафт – частный вид антропогенного ландшафта, представляющий собой территорию, сознательно измененную сельскохозяйственной деятельностью человека, постоянно поддерживаемую в продуктивном состоянии и состоящую преимущественно из мест-угодий, совмещенных с реорганизованными под них (и в их границах) естественными местообитаниями, агрофитоценозами и режимом пользования, необходимым для роста и развития культурных растений и домашних животных.

Агроландшафт рассматривается как территориальная система ранга «ландшафт» с природными и общественно обусловленными элементами. Таким образом, агроландшафтная система понимается как частный вид эколого-экономической системы, в которой взаимосвязь экологических и экономических факторов природопользования, безопасной жизнедеятельности человека и экологической устойчивости прорисовывается наиболее четко, приобретая ведущую роль. Более кратко природно-техническую сельскохозяйственную геосистему можно определить как систему, управляющую режимом функционирования современного ландшафта, преобразованного сельскохозяйственным производством для выполнения им оптимальных по эколого-экономическим критериям социальных функций [Тесленок, 199].

Системно-структурный подход, применяемый при изучении агроландшафта, дает возможность определить его устройство, характер и особенности взаимосвязей и взаимодействий его компонентов на разных структурных уровнях, выяснить, что и каким образом обеспечивает его целостность и функционирование. Он предполагает знание не только генезиса и степени преобразованности исходного ландшафта, но и того, каким образом была сохранена (либо утрачена) его целостность, какие виды и способы его антропогенного преобразования предпочтительнее. Осуществляемый при этом генетический и структурный анализ дает возможность полностью отследить историю развития агрогеосистемы, а учет тенденций ее самопроизвольного развития, характера хозяйственного преобразования и их взаимосвязей и взаимодействий – спрогнозировать будущие состояния и тенденции последующей эволюции.

Ландшафтно-функциональный принцип основан на том, что все элементы агрогеосистемы выполняют те или иные присущие им функции, и их участие в ландшафтогенезе – процессе формирования ландшафтно-технических систем (естественном и происходящем под влиянием антропогенной деятельности) – одинаково значимо. Но эта значимость различна и зависит от особенностей сочетания фоновых и изменяющих геосистемы факторов. Агроландшафт при этом изучается непосредственно, с выявлением структурных связей его элементов, исторически установившихся на базе определенных генетических свойств ПТК.

Для обоснования агроландшафтов в качестве иерархически организованных целостных образований, оптимально выполняющих свои функции при заданных природных и социальных параметрах и ограничениях, необходимы:

- анализ территориального и функционального соответствия ландшафтных и хозяйственных структур с позиции выполнения ими одной из важнейших функций – биотической продуктивности, определяемой характером, особенностями и результатами взаимодействия естественных и антропогенных факторов ландшафтообразования; установление роли и соотношения этих факторов в агроландшафтогенезе;

выявление особенностей формирования, развития и эволюции геосистем в голоцене и за исторический период, определение их пространственно-временной иерархии, прошлого и современного хозяйственного использования и уровней освоенности;

- определение хозяйственных нагрузок, степени антропогенной освоенности и преобразованности в разные исторические периоды; прогноз тенденций изменения их структурно-динамических особенностей;

определение уровней и порога устойчивости; комплектование выполняемых функций без превышения критических нагрузок; сохранение экологичности и эстетичности на основе инженерно-ландшафтного анализа, функциональной типологии и оценки; классификация и таксономия региональных агроландшафтных структур.

Основным методом познания закономерностей возникновения, становления, развития и пространственно-временной дифференциации географической оболочки и слагающих ее ландшафтных структур признан естественноисторический анализ. Исходя из его результатов, особенности природных комплексов, имеющих длительную историю развития и устойчивые тенденции функционирования, могут быть спрогнозированы на основе постоянства качественной структуры взаимодействующих элементов.

Однако сложность непосредственной фиксации результатов взаимодействия ландшафтообразующих факторов и растянутость процесса ландшафтогенеза во времени требует формулировать прогнозные суждения на основе их результирующей – сложившейся на настоящий период современной структуры ландшафта. Ландшафтный анализ при этом является главным направлением изучения процесса агроландшафтогенеза [Тесленок, 1991–1998], истории становления, развития, текущего состояния и прогнозирования пространственно-временной структуры агроландшафтов. Его обоснованием служат представления об агроландшафтах как пространственно-временных системах с иерархически сложными строением и организацией, а также современном агроландшафтогенезе, нередко идущем при неконтролируемом воздействии антропогенных факторов. Сущность, содержание и последовательность

ГЕОИНФОРМАЦИОННОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ ТЕРРИТОРИЙ

ландшафтного анализа в первую очередь определяется именно современным агроландшафтом как объектом изучения и проектируемого преобразования и управления.

Одним из ведущих подходов современного ландшафтоведения является историко-генетический, поскольку процессы формирования, развития и изменения и отдельных геосистем с их компонентами, и ландшафтной структуры в целом, происходят под влиянием как природных, так и антропогенных факторов не только в пространстве, но и в определенных временных рамках. В подобного рода исследованиях существенным моментом является установление времени и условий заложения важнейших черт ландшафтной структуры в целом, а так же возраста ее инварианта, сохранившегося независимо от изменений составляющих его ландшафтов. Осуществляется оно по материалам палеогеографического анализа, основная цель которого – историческая интерпретация главных особенностей ландшафтной структуры, определение ведущих факторов и направленности ее эволюции. Для определения же возраста и особенностей становления конкретных видов ландшафтов, дополнительно необходимо проведение ретроспективного анализа сложившейся ландшафтной структуры [Жекулин, 1972–1982; Николаев, 1977, 1979, 1986, 1992, 1999; Федотов, 1977, 1985].

Тесная взаимосвязь рассмотренных подходов, принципов и методов в их совокупности наиболее ярко выражена в исследовании упоминавшейся выше проблематики историко-географических исследований хода хозяйственного освоения и преобразования территории и выявления региональных особенностей формирования сельскохозяйственных ландшафтов (особого типа антропогенной эволюции ландшафтов – сельскохозяйственного ландшафтогенеза, агроландшафтогенеза, или сельскохозяйственного ландшафтообразования) [Тесленок, 1991–1998].

Ландшафтогенез – одно из проявлений объективно существующих в природе и обществе комплексных форм движения материи. Именно процессы ландшафтообразования, не сводимые к механической сумме и простому взаимодействию факторов, играют ведущую роль в формировании ландшафтной структуры того или иного региона. Сельскохозяйственное ландшафтообразование рассматривается нами как совокупное действие взаимосвязанных факторов и процессов освоения, использования и преобразования геосистем сельскохозяйственным производством, результат которого – формирование агроландшафтной структуры территории.

В процессе анализа временной организации ландшафтов определяются пространственные закономерности развития современных физико-географических процессов, анализируются динамические взаимосвязи геосистем региона, выявляются тенденции их многолетней динамики. Для определения возраста современного ландшафта необходим учет его вертикальной (неодинаковый возраст геогоризонтов), и пpостранственно-структурной временной неоднородности (различная скорость формирования морфологических единиц разного таксономического ранга), разноинтенсивных, разнохарактерных и разнонаправленных временных и антропогенных воздействий [Шищенко, 1988]. В связи с этим историколандшафтный принцип исходит из того, что сельскохозяйственное освоение и преобразование ландшафта представляет собой цепь последовательно направленных изменений его состояния в пределах инварианта и осуществляется путем целенаправленной трансформации его структуры и режима использования во времени. Реализован он на основе установления унаследованности функций геосистем, выявления степени их преобразованности за исторический период, сравнения ландшафтных регионов и элементов их пространственной структуры по степени сельскохозяйственной освоенности, учета показателей устойчивости ландшафтов к антропогенным воздействиям.

Начальным этапом сельскохозяйственного ландшафтогенеза считается эпоха неолита – время перехода человечества от присваивающего хозяйства к производящему, когда сначала в дополнение, а впоследствии и на смену охоте, рыболовству и собирательству пришли зарождающиеся земледелие и скотоводство. Растения и животные стали подвергаться избирательному окультуриванию и приручению, после чего началось антропогенное изменение земель, используемых для их выращивания. Ю. Одум обозначил этот процесс как сельскохозяйственное одомашнивание (доместикация) ландшафтов, что недостаточно точно по существу (речь идет о выборочном одомашнивании всего лишь части биоты, не говоря уже о ландшафтах в целом). В. Г. Чайлд назвал переломный период в истории человечества, связанный с возникновением древнейших очагов земледелия, неолитической революцией. Для нее были характерны метахронность проявления в разных природных условиях и значительная протяженность во времени, в ряде случаев выходящая за пределы собственно неолита. Но именно с этого времени агроландшафтогенез стал играть решающую роль в эволюции ландшафтной сферы нашей планеты. Под воздействием сельского хозяйства изначально локальный характер процесса изменения растительности эволюционировал до региональной трансформации биоты в целом, а позже и вовсе достиг планетарных масштабов [Николаев, 1992].

Региональные аспекты проблемы агроландшафтогенеза нами были рассмотрены на территории Акмолинского Приишимья (в границах Акмолинской области Республики Казахстан) – одного из важнейших районов массового освоения целинных и залежных земель в бывшем СССР. Район с благоприятным для земледелия и скотоводства умеренным климатом, выровненным рельефом, достаточным количеством водных источников и богатым почвенно-растительным покровом лесостепных и степных ландшафтов (разнотравно-ковыльные степи с березовыми и березово-осиновыми колками на черноземах и

ГЕОИНФОРМАЦИОННОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ ТЕРРИТОРИЙ

типчаково-ковыльные степи на темно-каштановых почвах) с древнейших времен является ареной активной хозяйственной деятельности человека. Начиная уже с эпохи поздней бронзы, на геосистемы территории современной Акмолинской области, как и других степных и пустынно-степных территорий Евразии, значительное влияние стало оказывать пастбищно-кочевое скотоводство.

Однако значительную современную освоенность ландшафтов территории Акмолинской области многие исследователи связывают, в первую очередь, только с периодом последних 55 лет – массовым освоением целинных и залежных земель. Действительно, в 1954-1959 годах в области было распахано более 4 млн. гектаров земель, и с этого времени регион стал одним из крупнейших по производству зерна яровой пшеницы ценных сильных и твердых сортов, отличающихся высокими хлебопекарными качествами. На его долю в Казахстане приходится 19 % производства зерна и 10 % продукции животноводства, четвертая часть продажи зерна государству. Для области характерны значительные показатели товарности и концентрации производства зерна при низкой плотности населения (более 5,7 т на душу населения); огромные площади пашни, позволяющие применять современные технологии на основе использования мощной энергоемкой техники и обеспечивать в результате высокую производительность труда и низкую себестоимость производства; наличие больших площадей естественных кормовых угодий, малопродуктивных, но пригодных для улучшения.

Большая длительность однотипных хозяйственных нагрузок привела к возникновению значительных изменений в структуре, динамике и процессах функционирования естественных ландшафтов. В агроландшафтах степной зоны региона место естественной разнотравной и злаковой растительности на черноземах и каштановых почвах заняли посевы пшеницы, ячменя, кукурузы и других зерновых культур богарного (неорошаемого) земледелия (особенно в период освоения целинных и залежных земель в 50–60-е года XX века). Основными районами пастбищного скотоводства стали сухие степи, но там, где они уцелели от распашки, их естественный травостой до неузнаваемости изменен неумеренным выпасом скота.

В настоящее время в ряде районов Приишимья достигнут экологический предел сельскохозяйственной освоенности территории. Дальнейшая интенсификация производства, рост посевных площадей и использования естественных кормовых угодий, применение агроиндустриальных методов при освоении устойчивых прежде геосистем, вызывая увеличение антропогенного пресса, нередко приводят к резкому нарушению их эколого-ресурсного баланса, способствуют возникновению и ускоренному развитию негативных антропогенно-стимулированных процессов, прогрессирующему истощению природных ресурсов.

Рис. 1. Фрагмент космического снимка части территории Акмолинской области

ГЕОИНФОРМАЦИОННОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ ТЕРРИТОРИЙ

О масштабах преобразования ландшафтов Акмолинской области сельскохозяйственной деятельностью можно судить по следующим данным (1993 год, с максимальной антропогенной нагрузкой, численностью и плотностью сельского населения): при 9 604 241 тыс. га ее территории на пашни приходится 3 737 809 тыс. га или 38,9 % всей площади, на пастбища 4 672 178 тыс. га или 48,6 %, на сенокосы 221 225 тыс. га или 2,3 %, многолетними насаждениями занято 2 884 тыс. га или 0,03 %. Таким образом, сельскохозяйственные угодья составляет 8 634 096 тыс. га или 89,83 % от всей территории области.

Кроме того, 2,2 % занимают леса, 6,3 % - реки и ручьи, 3,4 % - озера, 0,3 % - водохранилища, 4,0 % - прочие земли. Налицо огромные диспропорции в структуре агроландшафтов и соотношении их элементов: почти 40 % области распаханы, более половины отведены под пастбища и сенокосы. Леса же, как одна из существенных составляющих экологического каркаса, играющего крайне важную роль в стабилизации экологического равновесия, составляют всего лишь немногим более 2 % ее территории. Наглядное представление о степени антропогенной преобразованности Акмолинского Приишимья дает вид его территории из космоса (многозональная система «Фрагмент» ИСЗ «Метеор», снимок предоставлен В. А.

Николаевым) (рис. 1). Здесь и далее на рисунках представлен один и тот же участок территории.

Даже в годы перестройки и последующий период происходило не сокращение, как того можно было бы ожидать, а, напротив – увеличение посевных площадей (при одновременном перераспределении в пользу кормовых и технических культур за счет зерновых), что иллюстрируется следующими данными таблицы 1.

Наиболее экстенсивный вид использования земельных ресурсов области – пастбищным скотоводством в качестве естественных пастбищ и сенокосных угодий, наряду с земледелием является одним из основных (как по широте охвата, так и по глубине воздействия) факторов антропогенного влияния на ландшафты лесостепной и степной зон.

В земледельчески освоенных ландшафтах сосредоточена основная часть населения - 388,6 тыс.

человек или 48 % от всего населения области (на 01.01.1993 г.), отмечается его наибольшая плотность (6,7 чел./км2), закономерно понижающаяся с 7,0 до 3,0 чел./км2 при движении на юг. В Краснознаменском (ныне Егиндыкольском) и Кургальджинском (Коргалжинском) административных районах она изменяется от 1,0 до 0,5 чел./км2.

Таблица 1. Посевные площади сельскохозяйственных культур (во всех категориях хозяйств, тыс.

га)

–  –  –

Каждая часть области, в соответствии с особенностями ее ландшафтной структуры, имеет свою специфику в хозяйственном использовании территории и географии антропогенных ландшафтов. На первом месте по площади, занятой агроландшафтами, находится западная часть области, причем в более северных и расположенных западнее Атбасарском и Балкашинском (Сандыктауском) районах этот показатель выше, чем в Астраханском и Краснознаменском. При этом для них характерна высокая географическая концентрация земледелия и сельскохозяйственного производства. Для северных лесостепных и степных районов области характерен наиболее высокий уровень экономического развития, отмечаются небольшая степень урбанизации и самая большая площадь сельскохозяйственных угодий. По доле неудобий и малоиспользуемых земель выделяются солончаково-солонцовые и каменисто-щебнистые мелкосопочные ландшафты, расположенные в юго-западной части Кургальджинского района. В последнее время достаточно четко выявляются определенные тенденции в изменении структуры земельного фонда:

наступление населенных пунктов и горнопромышленных комплексов на пахотные земли, которые, в свою очередь расширяются за счет лесов (северная часть северо-запада области) или малопродуктивных земель долгосрочного пользования, не использовавшихся или мало использовавшихся ранее.

В работе были использованы основные научно-методические положения, сформировавшиеся в результате физико-географических исследований территории Республики Казахстан, ее северного региона, Акмолинской и Северо-Казахстанской областей и отдельных их частей в процессе решения конкретных научно-производственных задач, большое значение имели все предшествующие исследования особенностей

ГЕОИНФОРМАЦИОННОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ ТЕРРИТОРИЙ

природы и антропогенной трансформации ландшафтов территорий интенсивного хозяйственного использования.

Начальный этап работы включал сбор, обработку и ландшафтную интерпретацию материалов опубликованных литературных и картографических источников, полевых исследований и рекогносцировок автора. Ценный материал дало дешифрирование (в том числе агроландшафтное) аэрофото- и космоснимков (рис. 1) [Дешифрирование…, 1988; Николаев, Копыл, 1985]. Полученные результаты применялись при моделировании процесса сельскохозяйственного освоения ландшафтов и создании серии исходных карт.

Прежде всего, это карты типологическая ландшафтная (восстановленных ландшафтов) (рис. 2) и современная агроландшафтная в традиционном бумажном и цифровом вариантах масштаба 1:500 000.

Рис. 2. Фрагмент цифровой типологической ландшафтной карты Акмолинской области (масштаб 1:1 500 000) Ландшафтная карта обобщает результаты многолетних исследований ведущих факторов дифференциации геосистем Северного Казахстана в целом и Акмолинского Приишимья в частности, основные закономерности их формирования, динамики, особенности ответных реакций на антропогенные воздействия. Проведенные ландшафтные исследования позволили определить общие свойства и важнейшие единые признаки содержания всех выявленных ПТК. Именно они послужили основным объектом изучения и картографирования в ходе проведенных ландшафтных исследований региона интенсивного хозяйственного освоения и преобразования. При этом основной картографируемой единицей, показанной на карте, явились геосистемы ранга «ландшафт» с классификационной дробностью до «вида» (рис. 2).

При создании агроландшафтной карты мы исходили из того, что она основана на сопряженном анализе сложившейся ландшафтной структуры территории и дифференциации сельскохозяйственного использования земель. Интегрируя сведения о природном и сельскохозяйственном (производственном) блоках, карта должна иметь геотехнический характер, показывая технологию и специализацию сельскохозяйственного производства в связи с дифференциацией природных условий [Николаев, 1979, 1990–1999]. Предварительно были выявлены особенности формирования, развития и эволюции ландшафтов в голоцене и за исторический период, включая установление роли и соотношения естественных и антропогенных факторов, определены виды, сила и продолжительность воздействия антропогенных нагрузок на ландшафты, а также степень их преобразованности и сельскохозяйственной освоенности.

Наиболее оптимальным вариантом представления полученных данных признано цифровое картографирование с использованием современных ГИС-технологий.

По мнению И. К. Лурье [2008], изучение и картографирование изменений в природе, природопользовании и степени антропогенного воздействия на природу, как задачи мониторинга, тесно связаны с построение карт динамики. В частности, в гидрогеологии при осуществлении мониторинга подземных вод составляются дежурные ежегодные карты уровенной поверхности (пьезоизогипс) подземных вод эксплуатируемых водоносных горизонтов [Тесленок, 2008].

ГЕОИНФОРМАЦИОННОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ ТЕРРИТОРИЙ

С позиций историко-ландшафтного принципа, даже функции традиционных ландшафтных карт (сбора, оперативного анализа, оценки, систематизации, хранения информации о геосистемах и другие) наиболее четко выражены лишь в том случае, если отображаемые на них объекты не статичны, а рассматриваются в динамике (смена состояний под влиянием естественных и антропогенных факторов), фиксируемой временными структурно-функциональными вариантами исходной геосистемы [Крауклис, 1981]. Показ подобной динамики возможен путем создания серий временных карт (в нашем случае - по этапам хозяйственного освоения и преобразования) с последующим осуществлением анализа произошедших пространственно- и структурно-функциональных изменений [Тесленок, 1991, 1992].

В связи с этим нами проведено картографирование процесса сельскохозяйственного освоения ландшафтов территории путем диахронического анализа и создания серии карт сельскохозяйственной освоенности геосистем на отдельные временные «срезы» [Жекулин, 1972–1982; Николаев, 1979], отражающие дифференциацию сельскохозяйственного использования земель в различных типах природной среды.

Анализ подобных серий карт, отражающих состояние ландшафтной структуры территории в разные моменты времени, позволяет выявлять произошедшие изменения, определять особенности динамики и прогнозировать направления дальнейшего развития. Методической основой выполненной работы явилось создание и сопоставление разновременных карт, фиксирующих виды и степень сельскохозяйственной освоенности ландшафтной структуры территории в разные временные периоды и позволяющих проследить динамику этого процесса не только в пространстве, но и во времени.

Определенные трудности при этом были обусловлены отсутствием единой методики такого рода исследований, а главное – недостаточно полной и не всегда достоверной информационной базой создаваемых карт – архивными, фондовыми, статистическими, литературными, аэрокосмическими (с определенного периода) и, в первую очередь, – картографическими материалами. Если для многих регионов Европейской России весьма ценными источниками вполне достоверной информацию, иллюстрирующей ход процесса становления и развития хозяйственного освоения и преобразования их ландшафтной структуры, могут дать писцовые и переписные книги и, особенно, материалы межевания земель, то для Казахстана подобные материалы практически отсутствуют. Начало присоединения Северного и Центрального Казахстана (родовая общность Среднего Жуза) к России относится к 1740 г., в связи с чем первые систематизированные сведения, относящиеся к рассматриваемой территории, появляются в российских источниках гораздо позже, совсем в других временных рамках. Они связаны с началом работы отделений Императорского Русского географического общества (1868 г. – Оренбург, 1877 г. – Омск), Статистических комитетов при областных правлениях (1868 г.), всеобщей переписью населения Российской империи (1897 г.), организацией Переселенческого управления (1904 г.). Наибольшую ценность в этом плане представляют результаты экспедиции по 5-летнему статистическому обследованию 9 уездов современного Северного Казахстана под руководством основоположника русской бюджетной статистики Ф. А. Щербины.

Изучение истории освоения и особенностей антропогенного преобразования ландшафтов заключается в анализе последовательно сменяющих друг друга стадий (этапов, периодов) [Жекулин, 1982], выделенных для земного шара в целом и отдельных регионов [Зубаков, 1976; Николаев, 1977, 1986, 1992, 1999; Воропай, 1981 и др.]. В связи с этим, выбор историко-ландшафтных временных срезов, отражающих особенности сельскохозяйственного использования в различных типах природной среды в разные периоды времени, был осуществлен путем сопоставления археологической, исторической и ландшафтноисторической периодизаций [Жекулин, 1982]. Затем для каждого временного среза на основе карты восстановленных ландшафтов определялись ареалы антропогенных воздействий; проводились инвентаризация, анализ, оценка и классификация сохранившихся в естественном состоянии, модифицированных и необратимо трансформированных процессами агроландшафтогенеза природных комплексов; собирались и анализировались данные об изменениях в структуре землепользования, соотношении систем земледелия и режимах содержания и выпаса скота, размерах и структуре посевных площадей, урожайности возделываемых культур, поголовье и составе стада, технике и технологии сельскохозяйственного производства, состоянии почвенно-растительного покрова, характере пасторальной и земледельческой нагрузок, динамике сети населенных пунктов и селитебном освоении. При этом мы исходили из признания критического анализа всего накопленного опыта хозяйствования и его последствий обязательным и необходимым условием исторического аспекта агроландшафтных исследований [Николаев, 1977, 1986, 1992, 1999]. Таким образом, был прослежен и смоделирован процесс пространственновременного изменения характера сельскохозяйственного использования и освоения ландшафтов области.

Выбор в качестве одного из временных срезов диахронного анализа порубежного периода XIX и XX веков (1897 г., рис. 3, а) определялся тем, что к 1876 г. закончился этап казачьей, а с конца 70-х годов XIX века начался этап крестьянской колонизации Акмолинской области. Если результатом первого было становление первых очагов оседлого земледелия, развитие сенокошения и оседлого скотоводства, оказавших определенное влияние и на перестройку традиционного казахского хозяйства, то со вторым связаны более быстрые темпы развития земледелия в последующее время, в результате чего некоторые ландшафты территории окончательно теряют черты своей первоначальной скотоводческой освоенности.

Основу существующей ныне системы сельского расселения в области заложили немногочисленные казачьи станицы, пикеты и поселки первых переселенцев из Европейской России, а также появлявшиеся

ГЕОИНФОРМАЦИОННОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ ТЕРРИТОРИЙ

вблизи них первые оседлые поселения казахского населения. В рассматриваемый период эта редкая сеть пополнилась большим количеством крестьянских переселенческих поселков.

–  –  –

Рис. 3. Фрагменты карт сельскохозяйственного освоения ландшафтов Акмолинской области на разные временные срезы: а – 1897 г.; б – 1953 г.; в – 1989 г.

Анализ карты сельскохозяйственного освоения ландшафтов 1897 г. показывает, что в этот период в той или иной степени соблюдалось правило природно-сельскохозяйственной адаптации. В менее влагообеспеченных ландшафтах развивалось скотоводство, а увлажненные в большей степени и имевшие лучший почвенно-климатический и водохозяйственный потенциал, были освоены преимущественно в земледельческом отношении (рис. 3, а). Создаваемые в советский период колхозы «наследовали» именно эти, освоенные в конце XIX – начале XX века массивы. В значительно меньшей степени и выборочно использовались под земледелие ландшафты с черноземными и темно-каштановыми почвами (с высокой долей аквальных комплексов и почв неблагоприятного механического состава) (рис. 3, б). Их освоение началось в 30-х годах прошлого века (с 1928 г.), с созданием животноводческих совхозов и их населенных пунктов. В это же время, в связи с переходом казахского населения на полную оседлость, возникло большое число небольших казахских колхозных поселений.

В этот период большая часть сельскохозяйственных угодий была достаточно хорошо вписана в контуры морфологических единиц осваиваемых геосистем. Тем не менее, их границы, как правило, не совпадали. Прежде всего, это было характерно для пахотных земель. В отличие от мелкоконтурности, сильной изрезанности, расчлененности, сложной неправильной формы и чересполосицы, характерных для пашни в Европейской части России, в изучаемом регионе, благодаря ландшафтным особенностям (прежде всего выровненному рельефу волнисто-цокольных равнин и однородному почвенному покрову с господством черноземов), а также наличию значительных свободных пространств, массивы пашни имели достаточно большие размеры и геометрически правильные очертания. В связи с этим, наиболее значительная степень несовпадения границ приходилась преимущественно на краевые пограничные зоны агроурочищ и агроместностей (экотоны). Но центральные («ядровые») части исходных природных и пахотных ландшафтов, тем не менее, в большинстве случаев пространственно совмещались (рис. 3, а, б).

Происходило своеобразное вложение производственной (в данном случае – земледельческой) сетки границ в природную [Николаев, 1992].

В общих чертах рассмотренная картина сохраняется до начала освоения целинных и залежных земель, что подтверждает анализ карты сельскохозяйственного освоения ландшафтов временного среза 1953 года. Основные массивы пашни размещались в пределах наиболее благоприятных для земледелия геосистем с лучшими почвенно-климатическими условиями: лесостепных и степных на обыкновенных и южных черноземах и лугово-черноземных почвах (более раннего заселения и высокой плотности населения) (рис.

3, б). Особенности пространственно-морфологической структуры лесостепных ландшафтов (наличие лесных массивов, многочисленных колков, заболоченных и закустаренных западин) нередко способствовали формированию довольно большой раздробленности, сложной конфигурации и мелкоконтурности пашни. В сухостепных ландшафтах на темнокаштановых почвах главным лимитирующим фактором процесса сельскохозяйственного освоения являлись условия водоснабжения. В связи с этим, степень использования огромных площадей ландшафтов даже в качестве естественных кормовых угодий – пастбищ и сенокосов – была все же незначительной.

В период 1954-1959 гг. распахиваемые массивы располагались в основном в ранее заселенных и освоенных ландшафтах засушливых и сухих степей с южными черноземами и темно-каштановыми почвами тяжелого механического состава (суглинистыми). Наиболее значительные площади новых распашек

ГЕОИНФОРМАЦИОННОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ ТЕРРИТОРИЙ

находились на правобережье, и особенно – левобережье верхнего течения р. Ишим (в пределах северной части Тенгизской равнины). Пахотные земли впервые с начала освоения территории области стали формировать сплошные массивы протяженностью в десятки километров и площадью в тысячи гектаров (рис. 3, в). Именно для агроландшафтов этих районов стала характерной 400-гектарная нарезка полей севооборотов («клетки» размером 2 х 2 км) (рис. 1).

После завершения первого этапа освоения целинных и залежных земель (1954-1959 гг.), началось освоение ранее не использовавшихся ландшафтов с темно-каштановыми и каштановыми почвами. В 1960гг. распахивались участки лучшего качества, входившие в Государственный земельный фонд, а с 1960гг. началось более интенсивное пастбищное использование комплексных (с участием солонцов в структуре ландшафта более 30 %), малоразвитых, защебненных и легких по механическому составу почв.

Развернулось массовое строительство совхозов, резко возрос приток нового населения из-за пределов Казахстана: только с 1954 по 1961 гг. организовано свыше 170 совхозов, а рост населения составил более

– 337,4 тыс. человек. Это потребовало создания сотен новых совхозных поселков (на первом этапе – центральных усадеб, затем – отделений и полевых станов бригад) и перестройки существовавшей системы поселений (ликвидации мелких и укрупнения больших центральных). Последний процесс, хотя и в совершенно других социально-экономических условиях, продолжается и в настоящее время.

В предыдущие периоды, как было отмечено выше, в той или иной степени происходило вложение производственной сетки границ в природную (в первую очередь это относилось к земледелию). После массового освоения целинных и залежных земель и в последующие этапы (временные срезы 1963 и 1989 гг.) наблюдается прямо противоположная картина: сплошной распашке подверглись не только наиболее благоприятные участки, но и зачастую совершенно непригодные для земледелия. Так, пашни лесостепных и степных агроландшафтов, однообразно используемые в зерно-паровых севооборотах, в настоящее время образуют огромные сплошные, ничем не прерывающиеся массивы, полностью захватывающие пространства плакоров, придолинных и прибалочных склонов, надпойменных и пойменных террас. Пастбища в этих условиях сохранились, как правило, только в таких урочищах и фациях, как балки и балочные долины, щебенчато-каменистые сопки, березовые и осиново-березовые колки, пойменные заросли ивы, эродированные склоны. Под сенокосы используются злаковые и разнотравно-злаковые луга в падинах и лиманах, днищах речных долин, участки озерных и речных террас, степные, лугово-степные и пустынностепные солонцы (рис. 3, в).

Если на более ранних этапах агроландшафтогенеза вложение происходило на уровне видов ландшафтов, и было типично для пашен, то в последующие периоды оно больше характерно для уровня элементарных частей ландшафтов и пастбищ, и редко – видов ландшафтов (преимущественно долинных и озерно-котловинных – луговых, пойменных и лиманных, а также солонцово-лугово-степных) и сенокосов.

Можно сделать вывод о том, что процесс сельскохозяйственного освоения ландшафтной структуры территории Верхнего Приишимья сопровождался массовыми широкомасштабными отступлениями от правила природно-сельскохозяйственной адаптации (особенно на поздних этапах агроландшафтогенеза). В результате, как это показано выше, вместо вписывания сельскохозяйственных угодий в контуры морфологических единиц осваиваемых ПТК и вложения производственной сетки границ в природную, на практике осуществлялось умышленное целенаправленное упрощение морфологии и территориальной организации исходных ландшафтов и даже конвергенция и унификация целых их серий под воздействием однотипного вида и режима использования. В итоге общество, вступая в ненужное и, в конечном счете, бессмысленное и изначально обреченное на провал противоборство с созданной в ходе длительной эволюции морфологией природного ландшафта, получает не только угрозу полной деградации и потери естественного плодородия земель, но и целый «букет» сопутствующих экологических проблем. При этом страдают все взаимодействующие подсистемы агроландшафта [Николаев, 1990–1999].

Полученные результаты, наряду с метахронными данными о смене систем земледелия и скотоводства; технике и технологии сельскохозяйственного производства; динамике структуры землепользования, посевных площадей и стада; изменении урожайности сельскохозяйственных культур, характере пасторальной нагрузки, состоянии почвенно-растительного покрова; развитии сети населенных пунктов и селитебном освоении иллюстрируют условия протекания и специфику проявления процесса агроландшафтогенеза.

Ретроспективный диахронический анализ комплексного территориального сочетания природноантропогенных факторов, ландшафтной структуры территории Акмолинского Приишимья и истории ее сельскохозяйственного освоения, использования и преобразования позволяет рассмотреть современные агроландшафтные системы в эволюционно-историческом плане, выявить основные этапы процесса сельскохозяйственного ландшафтообразования, их особенности и экологические последствия, а также сделать следующие выводы:

1) очередность освоения ландшафтов, а также виды, степень и длительность антропогенной нагрузки на них изначально определялись природными особенностями рассматриваемой территории;

2) тип и направленность сельскохозяйственного освоения ландшафтной структуры в условиях области обусловливались ресурсами влагообеспеченности;

ГЕОИНФОРМАЦИОННОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ ТЕРРИТОРИЙ

3) продолжительность освоения ландшафтной структуры территории прямо пропорциональна ресурсам тепловлагообеспеченности и обратно пропорциональна степени залесенности территории;

4) роль и уровень антропогенной нагрузки, как и проявления собственно агроландшафтогенеза, по этапам были неравномерны и, нося возвратно-поступательный характер, в целом непрерывно нарастали с эпохи бронзы (как эволюционно – плавно и постепенно, так и очень резко, лавинообразно, со скачками и взрывами), и были тесно связаны и обусловлены изменениями как природной (палеогеографической) обстановки, так и социально-экономических условий;

5) результатом сельскохозяйственного ландшафтогенеза сначала был рост числа производных модификаций фаций (инвариантов), усложнение процессов восстановления нарушенных состояний, ускорение хода преобразовательной динамики, приводящие, в конечном счете, к изменению, а затем – к трансформации и смене ландшафтной структуры территории;

6) поскольку интенсивность и продолжительность процессов сельскохозяйственного освоения и преобразования имели существенную пространственно-временную дифференциацию, а ландшафты – различную устойчивость к антропогенным воздействиям, каждый агроландшафтный район характеризуется свойственным ему конкретным набором в различной степени и по-разному измененных (от модифицированных до необратимо трансформированных) ландшафтов и сопутствующих экологических проблем;

7) история сельскохозяйственного освоения и преобразования исходных геосистем и ландшафтной структуры территории области самым непосредственным образом наглядно отражена в истории и особенностях их селитебного освоения и формирования сложившейся системы и пространственной структуры расселения сельского населения, а также планировочной формы поселений.

Полученные материалы могут служить основой для их последующей визуализации путем создания анимированных двухмерных карт динамики. Это могут быть карты динамики и разности состояний одних и тех же площадных контуров объектов, явлений и процессов на разные даты или периоды времени; карты динамики положений (состояний) точечных и линейных объектов; комплексные динамические карты (синхронно показывающих динамику точечных, линейных и площадных объектов и их различных сочетаний) [Геоинформатика.., 2008].

Создание серий карт на разные временные срезы, отражающих актуальное состояние геосистем и процесс их антропогенного преобразования (особенно в районах интенсивного сельскохозяйственного освоения и использования) позволяет конкретизировать основные закономерности этого процесса.

Подобные карты находят применение в геоэкологической экспертизе, оценке современного экологохозяйственного состояния земель и устойчивости геосистем к антропогенным нагрузкам; оптимальном решении задач ландшафтно-экологического прогнозирования; развитии геоэкологических исследований и решении ряда современных природоохранных ландшафтно-экологических проблем, имеющих свои глубокие корни в прошлом; снижении опасности возникновения новых и остроты проявления существующих экстремальных экологических ситуаций; определении комплекса мероприятий для оптимизации агроландшафтной структуры территории и решении проблемы рационализации природопользования с целью обеспечения экономически и экологически устойчивого и сбалансированного развития.

ЛИТЕРАТУРА

1. Воропай Л. И. Комплексные историко-географические исследования, их значение в изучении процессов взаимодействия общества и природы // Взаимодействие общества и природы в процессе общественной эволюции. – М. : Геогр. об-во СССР. Моск. фил., 1981. – С. 30–41.

2. Геоинформатика : в 2 кн. Кн. 1 : учебник для студ. высш. учеб. заведений / Е. Г. Капралов, А. В. Кошкарев, В. С. Тикунов и др.; под ред. В. С. Тикунова. – М. : Издательский центр «Академия», 2008. – 384 с.

3. Горький М. О молодежи. – М. : Молодая гвардия, 1974. – 352 с.

4. Дешифрирование многозональных аэрокосмических снимков. Сканирующая система «Фрагмент».

Методика и результаты. – Берлин–М. : Наука, 1988. – 124 с.

5. Докучаев В. В. Наши степи прежде и теперь. – Спб., Тип. Е. Евдокимова, 1892. – 128 с.

6. Жекулин В. С. Историческая география ландшафтов. – Новгород, 1972. – 228 с.

7. Жекулин В. С. Историческая география: Предмет и методы. – Л. : Наука. Ленингр. отд-ние, 1982. – 224 с.

8. Жекулин В.С. К вопросу о содержании историко-географических и историко-ландшафтных карт // Развитие и преобразование природной среды. – Л., 1979. – С. 12–19.

9. Зубаков В.А. О содержании и задачах исторической географии (истории природопользования) // Изв. ВГО,

1976. Т. 108, вып. 6. – С. 516–524.

10. Келлер Б. А. Степи Центрально-черноземной области. М.–Л., 1931.

11. Крауклис А. А. Динамика геосистем на ландшафтных картах // Изв. ВГО, 1981. Т. 113, вып. 5. – С. 385– 393.

12. Лурье И. К. Геоинформационное картографирование. Методы геоинформатики и цифровой обработки космических снимков: учебник / И. К. Лурье. – М. : КДУ, 2008. – 424 с.

13. Мильков Ф. Н. Ландшафтная сфера Земли. – М. : Мысль, 1970. – 207 с.

14. Мильков Ф.Н. Рукотворные ландшафты. Рассказ об антропогенных комплексах. – М. : Мысль, 1978. – 86 с.

15. Мухин Г. Д. Изучение и географическая характеристика агроландшафтов // Взаимодействие физической и

ГЕОИНФОРМАЦИОННОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ ТЕРРИТОРИЙ

экономической географии. – М : МФГО, 1988. – С.83–99.

16. Николаев В. А. Агроландшафтные проблемы региональной геоэкологии // Экологические проблемы Казахстана: Тез. докл. 3-го съезда ГО КазССР. – Алма-Ата : Наука, 1990. С. 125–128.

17. Николаев В. А. Антропогенный этап в истории степей Западной Сибири и Казахстана // Вестн. МГУ. Сер.

5, География. – 1977. – № 3. – С. 17–24.

18. Николаев В. А. Концепция агроландшафта // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 5, География. 1987. № 2.

19. Николаев В. А. Ландшафты азиатских степей / В. А. Николаев. – М : Изд-во Моск. ун-та, 1999. – 288 с.

20. Николаев В. А. Принцип историзма в современном ландшафтоведении // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 5, География. 1986. № 2. – С. 10–16.

21. Николаев В. А. Проблемы регионального ландшафтоведения. – М. : Изд. Моск. ун-та, 1979. – 160 с.

22. Николаев В. А., Копыл И. В. Агроландшафтное дешифрирование космических снимков // Вест. Моск. унта. Сер. Геогр., 1985. № 2. – С. 34–41.

23. Николаев В.А. Основы учения об агроландшафтах // Агроландшафтные исследования. Методология, методика, региональные проблемы. – М.: Изд-во Моск. ун-та, 1992. – С. 4–57.

24. Николаев В.А. Региональные агроландшафтные исследования и картографирование // Агроландшафтные исследования. Методология, методика, региональные проблемы. – М.: Изд-во Моск. ун-та, 1992. – С. 73– 82.

25. Тесленок С А. Изучение и картографирование сельскохозяйственной составляющей ландшафтогенеза // Сборник докл. науч.-практич. конф. молодых ученых ИГ АН КазССР. – Алма-Ата, 1992. – С. 72–76.

26. Тесленок С. А. Изучение и картографирование процесса сельскохозяйственного освоения ландшафтов Целиноградского Приишимья // Экологическое картографирование на современном этапе: Тез. докл. X Всесоюз. конф. по тематическому картографированию (Ленинград, окт. 1991). Кн. 2. – Л. : изд. ГО СССР, 1991. – С. 98-100.

27. Тесленок С. А. Использование геоинформационных технологий при создании дежурной карты пьезоизогипс водоносного горизонта / С. А. Тесленок, А. К. Коваленко, В. Ф. Манухов // Геодезия и картография. – 2008. – № 8. – С. 28–31.

28. Тесленок С. А. Историко-географические исследования сельскохозяйственного освоения ландшафтов Приишимья // Историческая география ландшафтов: Теоретические проблемы и региональные исследования. (Тез. докл. I Всес. науч.-практич. конф. 2-7 сент. 1991). – Петрозаводск : КГПИ, 1991. – С.

100-102.

29. Тесленок С. А. Применение некоторых принципов и методов ландшафтного анализа в исследовании процессов агроландшафтогенеза // Экономические, социально-политические и экологические аспекты исследования геосистем: Межвуз. сб. науч. тр. Вып. 2. – Саранск, 1998. – С. 43-50.

30. Федотов В. И. Ретроспективный анализ динамики антропогенных ландшафтов // Вопросы структуры и динамики ландшафтных комплексов. – Воронеж, 1977. – С. 102–113.

31. Федотов В.И. Техногенные ландшафты: Теория, региональные структуры, практика. – Воронеж, 1985. – 192 с.

32. Шищенко П. Г. Прикладная физическая география. – Киев : Выща шк. Головное изд-во, 1988. – 192 с.

ИСТОРИЧЕСКАЯ ГЕОИНФОРМАТИКА КАК ТЕХНОЛОГИЯ ИСТОРИЧЕСКОГО

ИССЛЕДОВАНИЯ

–  –  –

Abstract. The paper examines possibility of using geoinformational systems in historical studies.

The use of geoinformational technologies in historical studies is an example of a complex interdisciplinary synthesis of geography, information science and history. Historical studies employing geoinformational systems are a domain of historical geoinformatics. Its research object is spatial aspects of historical events and processes while its subject is peculiarities of historical geoinformational systems creation and historical data analysis through employment of geoinformational systems. In this case a map serves as a research tool not only providing for better visualization but also analytical work with historical sources in spatial form including their creation and presentation in various types depending on research goals.

На любом уровне исторического исследования трудно обойтись без пространственного представления изучаемых событий и явлений. Как отмечал французский историк Ф.Бродель,

ГЕОИНФОРМАЦИОННОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ ТЕРРИТОРИЙ

«…пространство – реальность не только сегодняшняя, но и – в очень большой степени – вчерашняя»

[Бродель, 2000, с.19]. Применение средств пространственного анализа позволяет получить более «объемное» видение исследуемых исторических процессов, а также облегчает выявление определенных закономерностей и тенденций, получение в конечном итоге нового исторического знания.



Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 22 |

Похожие работы:

«ГОСУДАРСТВО, ПОЛИТИКА, СОЦИУМ: ВЫЗОВЫ И СТРАТЕГИЧЕСКИЕ ПРИОРИТЕТЫ РАЗВИТИЯ Международная научно-практическая конференция Екатеринбург. 27 ноября 2014 г. Екатеринбург УДК: 66.3(2) ББК: 67.401. Оя Г Рекомендовано к изданию оргкомитетом Международной конференции Редакционная коллегия: Шеметова Н.К., Эксперт научного отдела, к.э.н. Маковкина С.А., Эксперт научного отдела Суханова А.Ш. Специалист научного отдела Содержание сборника отражает только мнение авторов статей и может не всегда совпадать с...»

«приложение к письму заместителя 1 уоернатора, заместителя Председателя Правительства Нижегоррдской области Д.В.Сватковского № JCPf:9r//'S-'&-& от_ Аналитическая справка «О деятельности антинаркотических комиссий и реализации антинаркотических программ/планов в муниципальных районах и городских округах Нижегородской области» по итогам 2014 года Реализация Стратегии государственной антинаркотической политики Российской Федерации до 2020 года, утверждённой Указом Президента Российской Федерации от...»

«М инистерство образования и науки Российской Федерации МЕТОДИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ ПО ОБЕСПЕЧЕНИЮ ДОСТУПНОСТИ ЗДАНИЙ И СООРУЖЕНИЙ ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫХ УЧРЕЖДЕНИЙ СРЕДНЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ И ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫХ УЧРЕЖДЕНИЙ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ДЛЯ ЛИЦ С ОГРАНИЧЕННЫМИ ВОЗМОЖНОСТЯМИ ЗДОРОВЬЯ М осква —2012 год М етодические рекомендации по обеспечению доступности зданий и сооружений среднего и высшего профессионального образования для лиц с ограниченными возможностями здоровья...»

«ДЕПАРТАМЕНТ ОБРАЗОВАНИЯ И МОЛОДЕЖНОЙ ПОЛИТИКИ НОВГОРОДСКОЙ ОБЛАСТИ ПРИКАЗ от 30.04.2015 № 413 Великий Новгород О мерах, направленных на реализацию указа Губернатора Новгородской области от 28.07.2014 № 259 Во исполнение Плана мероприятий по поэтапному внедрению Всероссийского физкультурно-спортивного комплекса «Готов к труду и обороне» (ГТО) на территории Новгородской области, утвержденного указом Губернатора Новгородской области от 28.07.2014 № 259 (далее План мероприятий по внедрению ГТО),...»

«АДМИНИСТРАЦИЯ АЛТАЙСКОГО КРАЯ ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ И МОЛОДЕЖНОЙ ПОЛИТИКИ АЛТАЙСКОГО КРАЯ ПРИКАЗ '/Р. _2015г. № г. Барнаул Об утверждении методических рекомендаций по разработке дополнительных общеобразова­ тельных (общеразвивающих) программ В целях реализации единых требований к разработке дополнительных общеобразовательных (общеразвивающих) программ для детей от 5 до 18 лет в Алтайском крае приказываю; 1. Утвердить методические рекомендации по разработке дополнитель­ ных...»

«МУНИЦИПАЛЬНОЕ БЮДЖЕТНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ДОПОЛНИТЕЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «КОМПЛЕКСНАЯ ДЕТСКО-ЮНОШЕСКАЯ СПОРТИВНАЯ ШКОЛА» Согласована: Утверждена: Начальник МКУ Управление Приказом директора молодежной политики и спорта МБУ ДО «КДЮСШ» Калтанского городского округа № от « » _ П. В. Иванов Т. В. Цупко Дополнительная общеразвивающая программа по общефизической подготовке с элементами футбола для групп спортивно-оздоровительного этапа Программа рассмотрена и одобрена на педагогическом совете протокол №_от_...»

«Многоступенчатое Грамотное разграничение производство (наличие производственной нескольких стадий номенклатуры по счетам 10, производства) 21, 43 Разнообразный характер Учет и калькулирование производимой продукции себестоимости различных видов продукции, учет по сегментам деятельности, определение рентабельности отдельных видов продукции Внешние Экономические, Высокий уровень Стратегическое планирование политические, социальные, конкуренции общемировые Характер установления цен Необходимость...»

«Выписка из протокола заседания Правления министерства конкурентной политики и тарифов Калужской области от 27 декабря 2012 года Председательствовал: Н. В. Владимиров 3. Об установлении сбытовой надбавки для гарантирующего поставщика электрической энергии ОТКРЫТОГО АКЦИОНЕРНОГО ОБЩЕСТВА «КАЛУЖСКАЯ СБЫТОВАЯ КОМПАНИЯ» на 2013 год -Доложила: Кучма Л.И. Расчет сбытовой надбавки для ОТКРЫТОГО АКЦИОНЕРНОГО ОБЩЕСТВА «КАЛУЖСКАЯ СБЫТОВАЯ КОМПАНИЯ» (далее ОАО «КСК» или ГП) на 2013 год выполнен экспертами...»

«АДМИНИСТРАЦИЯ АЛТАЙСКОГО КРАЯ ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ И МОЛОДЕЖНОЙ ПОЛИТИКИ АЛТАЙСКОГО КРАЯ ПРИКАЗ 2013г. г. Барнаул Об организации деятельности по реализации мероприятия «Модернизация общеобразова­ тельных учреждений путем организации в них дистанционного обучения для обучающихся» комплекса мер по модернизации общего обра­ зования в Алтайском крае в 2013 году В целях обеспечения эффективного использования средств субсидии, предоставленной в 2011-2013 годах из федерального бюджета...»

«б 60.7(5К) А13 Г Л Абдыкаликова A.M. Курманов СОЦИАЛЬНАЯ ЗАЩИТА НАСЕЛЕНИЯ f В УСЛОВИЯХ ДЕМОГРАФИЧЕСКИХ ИЗМЕНЕНИЙ В РЕСПУБЛИКЕ КАЗАХСТАН ЩШ Г.Н. Абдыкаликова A.M. Курманов СОЦИАЛЬНАЯ ЗАЩИТА НАСЕЛЕНИЯ В УСЛОВИЯХ ДЕМОГРАФИЧЕСКИХ ИЗМЕНЕНИЙ В РЕСПУБЛИКЕ КАЗАХСТАН ьЗ?ис УДК 36:314(574) ББК 60.7 С.Торайгыр04 агычдагы ПМУ-гМ А 13 [академик С. Бейсем* в ТЫ НД В ГЫ Г Ы Л Ы Г И Рецензенты: Сейткасимов Г.С., д.э.н., профессор, академ! 1К1ТАПХАН А П I Биекенов К.У., д.с.н., профессор Социальная защита...»

«Казанский (Приволжский) федеральный университет Научная библиотека им. Н.И. Лобачевского Новые поступления книг в фонд НБ с 26 сентября по 8 октября 2014 года Казань Записи сделаны в формате RUSMARC с использованием АБИС «Руслан». Материал расположен в систематическом порядке по отраслям знания, внутри разделов – в алфавите авторов и заглавий. С обложкой, аннотацией и содержанием издания можно ознакомиться в электронном каталоге Содержание Неизвестный заголовок Неизвестный заголовок Слава вам,...»

«ГОСУДАРСТВЕННАЯ КОМИССИЯ ПО ДЕЛАМ РЕЛИГИЙ КЫРГЫЗСКОЙ РЕСПУБЛИКИ Методическое пособие ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПОЛИТИКА В РЕЛИГИОЗНОЙ СФЕРЕ И ОСНОВНЫЕ РЕЛИГИОЗНЫЕ ТЕЧЕНИЯ В КЫРГЫЗСТАНЕ БИШКЕК 201 УДК ББК 86. Г Данное методическое пособие разработано экспертами Государственной комиссии по делам религий Кыргызской Республики (ГКДР КР) в рамках научно-исследовательской работы с целью предоставления аналитических и практических данных о религиозной ситуации, основных аспектах государственной политики в...»

«Главное управление образования и молодежной политики Алтайского края КГБПОУ «Алтайская академия гостеприимства» Основная образовательная программа подготовки квалифицированных рабочих служащих по профессии 43.01.02 Парикмахер Квалификация Парикмахер Основная образовательная программа разработана на основе Федерального государственного образовательного стандарта по специальности среднего профессионального образования (далее – ФГОС) (приказ Министерства образования и науки РФ от 12.05.2010 г. №...»

«Министерство образования РФ Сибирская государственная автомобильно-дорожная академия (СибАДИ) А.Г. Дианов, И В. Денисова ОСНОВЫ ПОЛИТОЛОГИИ Учебное пособие Часть 2 ЭЪ-Mf Омск Издательство СибАДИ ЬБК 66.01 Рецензенты: В 15 канд.экон.на\к, доц. В.В.Бирюков канд.ист. наук, доц. А.В. Дроздков Работа одобрена методической комиссией социогуманитарного совета СибАДИ в качестве учебного пособия для студентов всех специальностей Основы политологии: Учеблюсобие. 4.2/ И.В.Денисова, А.Г.Дианов. Омск:...»

«Благотворительный фонд Елены и Геннадия Тимченко Программа «Семья и Дети»СЕМЕЙНОЕ УСТРОЙСТВО В РОССИИ Москва Редактор : Лия Санданова Авторское название: Состояние и проблемы институционального и семейного устройства детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей в России Программа и учебно-методическое пособие по подготовке специалистов. Семейное устройство в Роcсии М.: ООО «РПФ НИК», 2014. — 262 стр. Серия «В фокусе: ребенок-родитель-специалист», Издательский проект программы «Семья...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И МОЛОДЕЖНОЙ ПОЛИТИКИ СТАВРОПОЛЬСКОГО КРАЯ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ «ГЕОРГИЕВСКИЙ РЕГИОНАЛЬНЫЙ КОЛЛЕДЖ «ИНТЕГРАЛ» практикум ОП.03 Материаловедение По специальности 29.02.04 Конструирование, моделирование и технология швейных изделий Отделение политехническое ПЦК Конструирования одежды и технологии швейного производства г. Георгиевск Баева А.А. Материаловедение Практикум 3 Практикум составлен в соответствии рабочей программой...»

«Руководителям муниципальных АДМ ИНИСТРАЦИЯ органов управления образова­ АЛ ТАЙ СК О ГО КРАЯ нием ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ Руководителям краевых обра­ ОБРАЗОВАНИЯ И зовательных организаций МОЛОДЕЖНОЙ ПОЛИТИКИ АЛТАЙСКОГО КРАЯ ул. Ползунова, 36, г. Барнаул, 656035 Телефон: 63-57-26 Факс: 35-35-59 E-mail: educ®ttb.ru На № Главное управление образования и молодежной политики Алтайского края направляет Методические рекомендации по организации родительского просвещения (Школы ответственного родительства),...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Севастопольский государственный университет» МЕТОДИЧЕСКИЕ УКАЗАНИЯ к проведению семинарских занятий по дисциплине «Социально-политические проблемы современного общества» для студентов очной и заочной формы обучения направления подготовки 12.03.01 «Приборостроение» Севастополь УДК 31 Методические указания к проведению семинарских занятий по дисциплине...»

«МУНИЦИПАЛЬНОЕ БЮДЖЕТНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ДОПОЛНИТЕЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «КОМПЛЕКСНАЯ ДЕТСКО-ЮНОШЕСКАЯ СПОРТИВНАЯ ШКОЛА» Согласована: Утверждена: Начальник МКУ Управление Приказом директора молодежной политики и спорта МБУ ДО «КДЮСШ» Калтанского городского округа № от « » _ П. В. Иванов Т. В. Цупко ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ОБЩЕРАЗВИВАЮЩАЯ ПРОГРАММА ПО ОБЩЕФИЗИЧЕСКОЙ ПОДГОТОВКЕ С ЭЛЕМЕНТАМИ БАСКЕТБОЛА ДЛЯ ГРУПП СПОРТИВНО-ОЗДОРОВИТЕЛЬНОГО ЭТАПА Программа рассмотрена и одобрена на педагогическом совете протокол...»

«ЛИСТ СОГЛАСОВАНИЯ от 23.06.2015 Рег. номер: Проект_УМК_8596 ( ) Дисциплина: Экополитология и глобалистика Учебный план: 38.05.02 Таможенное дело/5 лет ОДО; 38.05.02 Таможенное дело/5 лет ОЗО Вид УМК: Электронное издание Инициатор: Захарова Ольга Владимировна Автор: Захарова Ольга Владимировна Кафедра: Кафедра философии УМК: Институт государства и права Дата заседания 08.04.2015 УМК: Протокол №8 заседания УМК: Дата Дата Результат Согласующие ФИО Комментарии получения согласования согласования...»







 
2016 www.metodichka.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Методички, методические указания, пособия»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.