WWW.METODICHKA.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Методические указания, пособия
 


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

«БЮЛЛЕТЕНЬ ФЕДЕРАЛЬНОГО ИНСТИТУТА МЕДИАЦИИ 2014 год II том Научный редактор Ц.А. Шамликашвили Издательство ООО «Межрегиональный центр управленческого и политического консультирования» ...»

-- [ Страница 4 ] --

Высокие показатели (около 80 баллов и выше) опросника «Индекс Брейвика» могут свидетельствовать о наличии серьезных проблем, связанных с проявлениями агрессии и дезадаптацией.

В ходе исследования, дополнительно обнаружилось, что наибольшего внимания педагогов и школьных психологов заслуживают подростки, длительное время предпочитающие играть в «стрелялки», имеющие мало друзей и/или сокращающие в последнее время объем социальных коммуникаций. Этот принцип может звучать так: «играет в «стрелялки» и мало общается». Среди таких подростков показатели теста оказались наиболее высокими.

Литература

1. Бандура А. Подростковая агрессия / А. Бандура, Р. Уолтерс.

/ Изучение влияния воспитания и семейных отношений / Пер.

с англ. Ю. Брянцевой, Б. Красовского. М., 2008. 510 с.

2. Бикетова Л. А. Агрессия у лиц с признаками игровой зависимости / Неврологический вестник: Ж. им. В. М. Бехтерева. 2013.

/ Т. XLV, № 3. С. 28 – 32.

3. Воликова С. В., Нифонтова А. В. Школьное насилие и эмоциональные нарушения у детей и подростков / Трансляционная медицина — инновационный путь развития современной психиатрии / Под общ. ред. Н. Г. Незнанова, В. Н. Краснова. 2013. С. 410 – 411.

4. Земба Б. А. К. Школьное насилие как воспитательная и социальная проблема и как предмет профилактических мероприятий / Педагогические науки. 2013. № 2. С. 44 – 51.

/

5. ИТАР-ТАСС. МВД: у подростка, стрелявшего в московской школе, с собой были винтовка и карабин URL: http:/ /itar-tass.com/ proisshestviya/934115 Дата обращения 29.04.2014.

Бюллетень Федерального института медиации, 2014 год (II том)

6. Кириленко И. Н. Семейные отношения и подростковая агрессия: теоретический анализ проблемы / Социальная педагогика в России: Научно-методический журнал. 2008. № 5. С. 63 – 68.

7. Психологические тесты / Под ред. А. А. Карелина: В 2 т. М.:

Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 1999. Т 2. С. 77 – 90.

8. Руженков В. А., Тужилова М. Б. Психологические особенности детей, лишенных родительского попечения, как фактор риска социальной дезадаптации, и методы первичной психопрофилактики // Паллиативная медицина и реабилитация. 2007. Т. 4, № 4. С. 19 – 23.

9. Харитонов С. В. Подростковый опросник «Индекс Брейвика» — URL: http:/ /kpp.okis.ru/testi.html Дата обращения 15.03.2014.

–  –  –

Аннотация. Для организации проведения процедуры медиации, нахождения оптимального решения проблемы двух конфликтующих сторон, необходимо предварительное представление всех участников и объектов спора как динамической системы с целью выявить возможные пути развития отношений. В данной статье представлен обзор существующих методов моделирования систем и динамики их развития, а также анализ применимости данных методов для процедуры медиации и решения конфликтных ситуаций с двумя участниками. Представлены модели с точки зрения взаимодействия системы с внешними факторами, описана универсальность подхода для систем в различных дисциплинах. Рассмотрены различные варианты поведения участников конфликта, их взаимодействие друг с другом и объектом спора. Показана роль медиатора в процессе.

–  –  –

Abstract. Organization and conduct of mediation procedure, finding optimal solution of the problem for two conflicting parties requires preliminary representation of all participants and objects of the dispute as dynamic system with an aim to predict possible scenarios for further development of relationships. This article gives an overview of existing methods of modelling systems and dynamics of their development, as well as analysis of their applicability for mediation and resolution of conflicts with two parties. Models are described in their relation to system’s interaction with outside factors, universality of the approach for systems in different disciplines is described. Article also deals with different variants of participants’ behavior, their interaction with each other and objects of dispute. The role of mediator in the process is described.

Keywords: system, conflict situations, mediation procedure, development dynamics, aims-actions graph, linear scenario, conflict resolution.

1. Введение При решении конфликтов в обществе часто используется судебная процедура. В качестве альтернативы этой процедуре выступает процедура медиации, в которой также участвуют две конфликтующие стороны в присутствии медиатора.

Отличительной от медиации стадией судопроизводства являются исполнение решения суда, тогда как в результате процедуры медиации инициатива решения конфликта исходит от конфликтующих сторон, и контроль исполнения отсутствует. Поэтому возникает необходимость выбора способов описания и оценки эффективности данной процедуры. Процедура медиации предполагает поиск законных решений конфликта.

Задачей медиатора является создание условий для нахождения множества этих решений.

Бюллетень Федерального института медиации, 2014 год (II том)

2.Методымоделированияразличныхсистем В общем случае процедура медиации может быть представлена схемами переговоров двух участников конфликта в присутствии медиатора.

2.1.Модельдинамикиактивностисистемы Принципиально важным в данной работе является описание множества моделей описывающих не только состояние системы на данном этапе взаимодействия (или его отсутствия) компонентов, но и ее целенаправленность [3].

Применимость модели наблюдалась в таких сферах как процессы жизнедеятельности простейших одноклеточных организмов, переговорные процессы между людьми, поведение отдельных людей и поведение предприятий. Выбор столь разных объектов диктовался необходимостью обеспечения универсальности модели. В результате наблюдений появилась возможность создать упорядоченную модель динамики развития системы, которую можно описать следующим образом:

— состояние относительного внешнего покоя или термное состояние;

— целенаправленное «обращение» во внешнюю среду (достижение, движение к цели и т. п.), а также возвращение на предыдущую «позицию» в связи с невозможностью достижения цели в данном направлении;

— после того, как цель достигнута, объекты контактируют друг с другом до включения элементов в новую систему (или отторжения).

Была проработана классификации потребностей человека, описанная набором глаголов русского языка, исходя из гипотезы, что глагол как часть речи наилучшим образом отражает связь с языковыми конструкциями. В результате объединения глаголов по семантическим признакам были выделены три смысловые группы, которые были связаны с различными фазами активности системы:

— термность — активность системы, направленная на обеспечение взаимной связанности элементов этой системы и сохранение собственной целостности.

— тропность — внешне направленная активность системы на достижение чего-либо, кого-либо.

–  –  –

ВЕДОМЫЙ 1 ЛИДЕР 2 — сопричастность — активность системы, связанная с обеспечением контакта с другими системами.

В случае моделирования процедуры медиации из каждого состояния существует возможность перейти в следующее из набора равнозначных состояний. Движение определяется возможностью и необходимостью двигаться в определенном направлении.

При невозможности дальнейшего движения или взаимодействия с объектом система попадает формально в то же состояние. М е диатор осуществляет выбор безопасного пути, обеспечивающего наименьшее количество возвращений к предыдущим состояниям и наименьшее количество уровней, с целью уменьшения времени на приведение участников спора к сотрудничеству.

2.2.Модель«лидер—ведомый»

В данной модели [2] рассматривается конфликт двух участников, один из которых, называемый лидером, по некоторым причинам занимает более высокое иерархическое положение, принимает решение, ориентированное на собственные интересы. Лидер делает «ход» — ставит свои условия. Ведомый соглашается с этими условиям и делает свой ход. Лидер находится в состоянии постоянного поиска личного выигрыша при условии отсутствия проигрыша ведомого.

Бюллетень Федерального института медиации, 2014 год (II том)

Наблюдается независимый поиск и обеспечение интересов каждого из участников, то есть отсутствие ярко выраженной фазы сопричастности двух субъектов конфликта, тропизм связан только с конкретным материалом, а не одушевленным объектом. Каждый следующий уровень развития отношений достигается участниками в разные моменты времени, участники меняются ролями и новый лидер начинает путь к достижению нового уровня (рисунок 1).

2.3.Графическоемоделированиебинарныхигр В качестве техники создания модели, представленной в работе [10], используется техника моделирования бинарных игр с помощью знаковых структур на основе аппарата сетей Петри — двудольный ориентированный граф с двумя компонентами связности (подсетями) [9].

В общем случае структура переговоров выглядит следующим образом (рисунок 2).

–  –  –

Граф целедействий (ГЦД) представляет собой сеть Петри, в каждом из компонентов графа описываются соответствующие стратегии и поведение каждого участника процедуры медиа

–  –  –

ции, их интересов и отношений на каждом этапе процесса. Цель или действие на ГЦД отображается кружком. Выполнение действия или достижение цели определяется присутствием в данной позиции маркера. Прямоугольником отображается переход маркера из одной позиции в другую. Это отражается изменением отношений субъектов друг к другу, а также к объекту спора. Цели и действия разнесены в раздельные подсети, взаимодействие подсетей ГЦД показывается пунктирными стрелками. Пример ГЦД одного из субъектов показан на рисунке 3.

–  –  –

Данный граф достаточно инертный и описывает только положительные исходы для данного субъекта (не учитывает возможность невыполнения какого-либо перехода). При невозможности совершить действие, конечная цель не достигается. В этом случае необходимо составлять новый ГЦД на основе вновь определенных целей участника.

На основе вышеописанного ГЦД моделируется сценарий поведения субъекта (линейный граф). Вершины являются действиями, каждому из которых сопоставляется знаковая структура, представляющая собой граф отношений между субъектами и объекта

<

Бюллетень Федерального института медиации, 2014 год (II том)

ми конфликта. Нейтральные отношения обозначаются отсутствием, позитивные — сплошными, негативные — пунктирными стрелками соответственно. Вершины сценарного графа изображаются в виде квадратов, внутри которых помещаются знаковые графы отношений, сверху помещаются стрелки с целями, достигнутыми при выполнении данного действия. Такой линейный граф поведения участника процедуры отображает реализацию его выбора стратегии, динамику развития отношений и последовательное достижение целей в процессе взаимодействия с другим участником.

На рис. 4 изображен пример линейного сценария субъекта игры, ГЦД которой изображен на рис. 3.

На заключительном этапе моделирования создается бинарная сценарная связка, позволяющая рассматривать зависимые друг от друга сценарии участников совместно и устанавливать дополнительные ограничительные условия путем определения допустимого времени совершения каждого действия.

–  –  –

4. Заключение Были рассмотрены существующие подходы к моделированию систем в различных дисциплинах. Универсальность каждой модели позволяет говорить о полноте описания процедуры медиации на понятийном уровне. Наблюдается целесообразность применения данных моделей для множества комбинаций финальных состояний.

–  –  –

Литература

1. Агошкова Е. Б., Ахлибининский Б. В. Эволюция понятия системы / Вопросы философии. 1998. № 7. С. 170 – 179.

/

2. Беляев А. Б., Меньшиков И. С. О некоторых схемах компромисса в динамических конфликтных ситуациях / Ж. вычисли-/ тельной математики и математической физики. 1988. Т. 28, № 1.

С. 3 – 13.

3. Берталанфи Л. фон. Общая теория систем — критический обзор / Исследования по общей теории систем: Сб. переводов / / Общ. ред. В. Н. Садовского, Э. Г. Юдина. М.: Прогресс, 1969.

С. 23 – 82.

4. Бир С. Кибернетика и управление производством / Пер.

с англ. В. Я. Алтаева / Под ред. А. Б Челюсткина. М.: Физматгиз, 1963. 276 с.

5. Гермейер Ю. Б. Об играх двух лиц с фиксированной последовательностью ходов / Докл. АН СССР. 1971. Т. 198, № 5.

/ С. 1001 – 1004.

6. Данильченко Т. П., Мосевич К. К. Многошаговая игра двух лиц с фиксированной последовательностью ходов / Ж. вычис- / лительной математики и математической физики. 1974. Т. 14, № 4.

С. 1047 – 1052.

7. Сагатовский В. Н. Основы систематизации всеобщих категорий. Томск. 1973. 432 с.

8. Харитонов С. В. Модель динамики активности живых систем / Materiali IX Miedzynarodowej naukowi-praktycznej konferecij / «Wschodnie partnerstwo — 2013» Volume 30. Matematyka. Nowoczesne informacyjne technologie: Nauka I studia, str. 11 – 13.

9. Юдицкий С. А., Владиславлев П. Н. Основы предпроектного анализа организационных систем: — М.: Финансы и статистика, 2005.

10. Юдицкий С. А. Техника графодинамического моделирования бинарных игр на основе сценарных связок / УБС. 2010. № 31.

/ С. 289 – 298.

Бюллетень Федерального института медиации, 2014 год (II том)

–  –  –

Аннотация. В работе дается обзор основных теоретических предпосылок трансформативной медиации, рассмотрены ключевые понятия этого метода, в общем виде обсуждается специфика трансформативного подхода по сравнению с другими школами медиации.

Произведен анализ того, как трансформативная модель переопределяет содержание самого понятия медиации, по-своему трактуя цели этого процесса и устанавливая новые границы медиации как феномена. Этот анализ дает возможность для критики эссенциалистских взглядов на медиацию как на процесс с заранее предустановленными и неизменными целями и принципами, эффективность которого может быть адекватно оценена с помощью единого набора критериев.

Ключевые слова: медиация, трансформативная медиация, реляционная теория, базовые психологические потребности, автономность, признание, взаимодействие.

Transformative mediation: basic principles and notions GordiychukN.V.

Abstract. The article deals with a survey of basic theoretical premises of transformative mediation, analyzes key concepts of this method and briefly touches on the subject of distinctive features of transformative approach in comparison with other mediation schools.

Analysis is made of how transformative model redefines the intension of mediation, giving its own view of its goals and setting new boundaries of mediation as phenomenon. This analysis opens the door for the critique of essentialist view of mediation as process with predefined and unchanging goals and principles, whose efficiency can be adequately measured through a common set of criteria.

–  –  –

Keywords: mediation, transformative mediation, relational theory, basic psychological needs, autonomy, acceptance, interaction.

Сообщества современных медиаторов можно картографировать по множеству признаков. С точки зрения сферы медиативной практики существуют и медиаторы сравнительно широкого профиля, и узкие специалисты, занимающиеся какой-то одной сферой: только семейными, только корпоративными или же, например, только соседскими (общинными) спорами. C точки зрения применяемой модели медиации принято противопоставлять оценочную (evaluative) и поддерживающую (facilitative) модели медиации: если в первой медиатор может, сохраняя нейтральность и беспристрастность в отношении участников спора, высказывать свое мнение о вероятном решении по делу, если оно будет рассматриваться в суде, или даже предлагать собственные варианты разрешения спора, то в поддерживающей модели медиатор не должен этого делать, сконцентрировавшись на создании и поддержании комфортной и безопасной атмосферы во время процедуры [7].

Медиаторы редко совмещают обе эти модели в своей практике.

В России фасилитативная модель закреплена на законодательном уровне, так как Закон о медиации прямо запрещает медиатору «оказывать какой-либо стороне юридическую, консультационную или иную помощь» [4, ст. 15, пар. 6.2]. Можно говорить и о различных способах интеграции медиации в правовую систему: медиация может быть как полностью внесудебной, так и включенной в работу суда в той или иной форме, как полностью добровольной, так и обязательной по некоторым категориям дел.

В силу многообразия и сложности медиации как феномена, можно говорить и о различных типах отношения к ней как внутри сообщества медиаторов, так и вне его. О медиации говорят как о способе «альтернативного» (а иногда — «адекватного») разрешения споров, интегрированном в правовую систему и занимающем в ней определенное место [6]. В этом смысле медиацию понимают, активно изучают и преподают на юридических факультетах лучших мировых университетов и в школах права, где ориентируются на подготовку юристов, чутких к потребностям своих клиентов и всегда готовых применять широкий спектр инструментов для наилучшего их удовлетворения. Однако о медиации ино

<

Бюллетень Федерального института медиации, 2014 год (II том)

гда говорят также и как о прикладной междисциплинарной науке, изучающей эффективные способы вмешательства в конфликтную ситуацию с целью его разрешения [9]. Существует взгляд на медиацию как на искусство: сами медиаторы очень часто говорят об «искусстве урегулирования споров» и прибегают к метафоре танца или иных форм совместного творчества, описывая происходящее в ходе процедуры (см., например, [3; 12]). Действия медиатора и стоящие за ними теоретические конструкции столь же правомерно подвергать эстетической экспертизе, сколь и научной оценке их эффективности. Мы ранее публиковали наброски к обоснованию медиации как формы философствования, во многом близкого к «практической философии», как она понималась еще во времена античности [2]. Определенный потенциал, несомненно, есть и у понимания медиации в качестве определенной идеологии, направленной на трансформацию самых различных областей социальной жизни, построения общественных отношений на основе добровольного согласия, мирного и дружественного разрешения противоречий, признания ценности другой личности и уважения к ней. Категорический императив медиации — необходимость договариваться и в любых обстоятельствах стремиться к взаимному пониманию — порой играет роль не только профессионального, но и жизненного кредо медиатора, которое он применяет и за пределами строго ограниченного пространства медиативной процедуры. Принципы и коммуникативные стратегии медиации применимы и вне рамок процедуры в форме «медиативного подхода», который может и должен пронизывать самые разные сферы общественных отношений (см., например, [8]).

Это вступление было необходимо, чтобы хотя бы кратко обозначить контекст, в котором осуществляется разработка и применение различных теоретических подходов в медиации, формирование отдельных школ, разделяющих те или иные общие установки и понимание медиативной практики. Стоит заметить, что большинство медиаторов, пожалуй, достаточно индифферентно относится к теоретическим расхождениям разных школ, и видит медиацию, во всяком случае, в рамках одной модели медиации, скорее как единую практику. Это закреплено и в отношениях с клиентами, которым предлагается провести процедуру медиации без уточнения того, к какой именно школе относит себя

Бюллетень Федерального института медиации, 2014 год (II том)

медиатор и как именно он будет действовать, и в маркетинговых стратегиях продвижения учебных программ: они, как правило, позиционируются как обучение медиации в целом, а не какому-либо отдельному стилю.

В то же время часть медиаторов проявляет большую склонность к теоретическому осмыслению собственной деятельности, выстраиванию сообществ на основании общности установок и идеологии. Со стороны такая бурная активность по размежеванию дискурсивного поля может показаться даже чем-то вроде фрейдовского «нарциссизма малых различий». К сообществам такого рода могут быть причислены школа трансформативной медиации, нарративные медиаторы, сторонники «понимающего подхода» и др.

В каждом из этих случаев можно говорить не просто о наличии у медиатора собственного индивидуального стиля или близости к сложившемуся в группе совместно практикующих медиаторов коллективному стилю медиации, а о присутствии дополнительной идентичности, более узкой, чем просто «медиатор» — будь то «трансформативный» или «нарративный медиатор».

В данной статье речь пойдет об одной из наиболее заметных школ в медиации, сравнительно четко отделяющей собственную практику от практики других медиаторов — трансформативном подходе. Это направление медиации обладает достаточно разработанным теоретическим обоснованием собственного подхода, определенными ценностными и идеологическими установками, отличающими трансформативных медиаторов от представителей других направлений, развитым международным сообществом, поддерживающим собственную систему аттестации, и достаточно ревностно оберегающим свои границы.

Далее мы постараемся описать основные понятия трансформативной теории и ключевые метафоры, используемые в ней, а также по возможности оценить сильные и слабые стороны этого подхода.

Теория Точкой отсчета для трансформативной медиации как отдельной школы стал 1994 год, когда в свет вышла книга американских медиаторов Роберта Буша и Джозефа Фолджера «The Promise of Бюллетень Федерального института медиации, 2014 год (II том) Mediation. Transformative Approach to Conflict» (в русском переводе — «Что может медиация? Трансформативный подход к конфликту» [1]). Почти сразу эта работа завоевала широкую известность и признание среди специалистов в области урегулирования споров.

В отличие от большинства книг по медиации, написанных практиками, в работе Буша и Фолджера открыто обсуждались ценности и идеология, лежащие в основе медиативной практики, а также подробно разъяснялись ее теоретические предпосылки. Книга очень стимулировала интеллектуальную дискуссию и, как часто бывает в таких случаях, вызвала одновременный всплеск интереса и критики в свой адрес.

Вероятно, самый радикальный жест Буша и Фолджера заключался в отказе от такого достаточно утилитарного понимания медиации, когда ее считают способом разрешения спора, урегулированием разногласий по какой-то конкретной проблеме. Урегулирование спора в трансформативной модели не является основным критерием успешности медиации, а об эффективности действий медиатора судят по тому, удалось ли ему способствовать заключению медиативного соглашения или нет.

Это обстоятельство, о котором мы будем более подробно говорить дальше, имеет важное теоретическое следствие для анализа соотношений между различными теориями и школами медиации.

На примере трансформативного подхода становится понятным, что различные школы медиации отнюдь не соревнуются друг с другом в том, какая из них окажется более эффективной для достижения одних и тех же, предустановленных задач, составляющих некоторую неизменную «сущность» медиативной деятельности. Напротив, новые подходы по-своему конструируют само содержание медиации как практики, меняет границы этого феномена, создавая богатую и противоречивую общность методик и школ. Во многом эта ситуация может быть осмыслена с помощью аналогии с областью психотерапии, которую отечественный исследователь В. Н. Цапкин охарактеризовал следующим образом:

«Психотерапия оказывается сродни мифологическому Протею, который постоянно меняет свой образ, форму своего воплощения.

Неудивительно, что по сей день так и не сформулировано сколько-нибудь четкое определение психотерапии, способное охватить все ее виды и формы» [5, c. 75].

–  –  –

Основные понятия Рассмотрим вкратце основные понятия, которыми оперируют трансформативные медиаторы, ключевые концепты и метафоры этого подхода.

Конфликт. Трансформативная теория утверждает, что когда мы обращаемся за помощью к медиатору, мы стремимся получить «нечто большее, чем просто способ достижения договоренностей по конкретным вопросам» [1, c. 55]. И, находясь в состоянии конфликта, мы больше всего страдаем не из-за неспособности отстоять какие-то права, реализовать свои интересы или достигнуть каких-либо целей, а потому что конфликт вынуждает нас выбирать определенную модель поведения по отношению к самим себе и другим людям, которая вызывает в нас отторжение или даже отвращение. Поэтому конфликт — это, прежде всего, кризис во взаимоотношениях между людьми, а главная задача медиатора — помочь его преодолеть [1, c. 49].

Процесс эскалации конфликта, или деградации взаимоотношений, если использовать термины трансформативного подхода, можно представить в виде нисходящей спирали. В процессе движения по ней человек ощущает себя все более слабыми и все больше замыкается в себе. Его отношение к бывшим партнерам или соседям становится все более негативным, пока его восприятие их не достигнет точки полной дегуманизации — именно в этой стадии можно услышать о «нелюдях», «собаках», с которыми необходимо осуществить любые действия, чтобы навсегда вычеркнуть их из своей жизни, вплоть до физической расправы. Вмешательство медиатора, таким образом, заключается в том, чтобы придать зашедшему в кризис взаимодействию противоположную динамику. При этом участники конфликта постепенно переходят из состояния слабости и беспомощности в состояние силы и контроля над собственной ситуацией, от состояния замыкания в себе к состоянию отзывчивости и внимательности к другому.

Как и деградация отношений, их восстановление — процесс с нарастающей динамикой. Когда участники медиации начинают движение вверх по восходящей спирали, этот процесс идёт чем дальше, тем увереннее. Чем больше растет их уверенность в способ

<

Бюллетень Федерального института медиации, 2014 год (II том)

ности совместно решать свои проблемы, тем более уверенными в себе и внимательными друг к другу они становятся, и тем меньше требуется дальнейшее вмешательство со стороны медиатора.

Фундаментальные потребности. В антропологической модели, заложенной в трансформативный подход, человек обладает двумя фундаментальными психологическими потребностями, имманентно присущими самой человеческой природе. Это, с одной стороны, потребность действовать самостоятельно и автономно, а с другой стороны, потребность вступать в отношения с другими людьми. Согласно реляционной теории, «существует фундаментальная природа человека или идентичность, которая одинакова для всех людей, и в основе которой лежит двойственное ощущение собственной автономии и социальной связи. Другими словами, в глубине сознания каждый человек чувствует, что он — отдельное, автономное существо, которое само управляет своей жизнью, но в то же время, он ощущает, что является существом общественным, связанным с другими людьми самым фундаментальным, а не просто формальным образом» [1, c. 61] Для каждой личности существует уникальный баланс между «Я» и «Другим» — это и есть психологически комфортное для нее состоянии, которое может быть утрачено, но которое необходимо восстановить.

Поэтому для Буша и Фолджера конфликт — это состояние, когда у индивида оказываются неудовлетворенными одновременно обе базовых потребности: он оказывается неспособен действовать сам и неспособен к отношениям с другими людьми. Именно по этой причине возникает ощущение бессилия и опустошенности, характерное для человека, находящегося в состоянии конфликта.

Изменения. Позитивные сдвиги, происходяшие в ходе медиации с ее участниками, у Буша и Фолджера называются расширением личных возможностей (empowerment shift) и признанием (recognition shift). В самом простом смысле, расширение личных способностей означает «восстановление ощущения собственной значимости и силы, а также способности человека принимать решения и решать жизненные проблемы» [1, c.

30]. Благодаря нему «участники начинают больше ценить свои способности, полагаться на свои силы, их уверенность в себе возрастает» [1, c. 23] Признание, согласно определению Буша и Фолджера, означает «пробуждение в человеке осознания, понимания и сочувствия к ситу

<

Бюллетень Федерального института медиации, 2014 год (II том)

ации другого человека и его взглядам» [1, c. 30]. Два эти сдвига взаимосвязаны между собой и не могут осуществляться раздельно.

Содействовать осуществлению этих изменений — основная задача трансформативного медиатора [10]. А успешности его действий измеряется дельта-коэффициентом, отражающим изменения в самоощущении сторон и в восприятии ими друг друга, которые приводят к улучшению их взаимоотношений [1, c. 75] Компоненты практики. Трансформативную модель медиации не назовешь легкой для медиатора. Фактически его работа имеет три аспекта, которым медиатор должен одновременно уделять равное внимание. Это распознавание возможностей для вмешательства, внутренняя работа, направленная на анализ собственных установок и интенций в ходе медиации, и применение арсенала коммуникативных техник.

Распознание возможностей. В течение всего времени своей работы медиатор поддерживает высокий уровень внимания к тому, что говорят участники, и к тому, как они это говорят. Эта техника, впрочем, не отличается от классического «активного слушания», известного медиаторам других школ.

Активное слушание — это состояние, когда медиатор слушает участников, имея при этом определенную задачу. В трансформативном подходе это задача распознать в речи признаки слабости и замкнутости на себе, которые одновременно являются возможностями для вмешательства медиатора с целью поддержать участников, и как следствие, способствовать позитивным сдвигам в их взаимоотношениях. Во всяком проявлении агрессии, нервозности или страха трансформативный медиатор видит возможность вмешаться с помощью той или иной техники из своего арсенала и таким образом осуществить те сдвиги, которые в своей совокупности полностью переломят динамику конфликта [11, c. 28].

Внутренняяработа. Медиатор должен постоянно следить за собственным состоянием и проверять свое внутреннее желание соответствовать принципам трансформативной практики. Эти принципы включают 1) доверие к тому выбору, который делают стороны в той или иной ситуации; 2) уважение к участникам, даже если их поведение отличается от принятого в культуре и социальном окружении медиатора или не оправдывает его ожиданий; 3) внимательность и отзывчивость к желаниям, потребностям и ча

<

Бюллетень Федерального института медиации, 2014 год (II том)

яниям участников; 4) уравновешенность и спокойствие, которые не должны покидать медиатора, даже если эмоции переполняют участников; 5) терпение, которое медиатор должен проявлять к ходу переговоров, не пытаясь их ускорить или направить в какое-либо определенное русло; 6) смирение медиатора, который осознает, что ему известно о конфликте намного меньше, чем его участникам, а также помнит, что именно участникам, а не ему, придется столкнуться с последствиями принятых во время медиации решений [11, c. 26].

Иными словами, трансформативный медиатор во время процедуры занят своего рода духовными упражнениями, направленными на подавление собственного эго. Эта практика заключается в том, что он старается все время осознавать и нейтрализовывать собственные цели, желания и опасения и отличать свою повестку от повестки людей, с которыми он работает. Главная внутренняя работа, которую должен делать медиатор — подавлять в себе директивный импульс, то есть желание направить ход переговоров в определенное русло. Он должен следовать за участниками, а не вести их в ту сторону, которая кажется ему правильной (например, не заставлять участников быть «конструктивными», что вполне допускается в других моделях медиации).

Коммуникативные техники. Медиатор должен способствовать трансформации конфликта, осуществляя интервенции с помощью коммуникативных техник, имеющихся в его арсенале. Базовых техник четыре: «отражение» (reflection), «обобщение» (summarizing), «проверка» (checking in) и «невмешательство» (staying out) [11, c.

27]. Самый основной прием — «отражение» — предполагает по возможности точное повторение сказанного участником, в тех случаях, когда медиатор чувствует необходимость поддержать участника. При этом медиатору стоит воспроизводить не только слова, но и уровень энергетики, внутреннего напряжения говорящего, избегая при этом отождествления с участником и его воспроизведения самих его эмоций. Помочь участникам структурировать переговоры должны «обобщения», которые время от времени делает медиатор, вычленяя из потока естественного общения проблемы и точки зрения участников по каждой из них. В трансформативной модели процесс медиации не имеет членения на фазы, поэтому медиатор помогает сторонам формулировать повестку по ходу их вза

<

Бюллетень Федерального института медиации, 2014 год (II том)

имодействия. Это трудный навык, потому что медиатор не имеет права сказать участникам: «А теперь хватит ругаться, и давайте изложите всё по порядку!» Такая фраза была бы эквивалентна следующему посланию: «Вы не можете излагать свои взгляды четко. Вы слабые». Она произвела бы прямо противоположное воздействие на динамику конфликта и противоречила бы принципам трансформативного подхода. Третья техника — это «проверка» состояния участников процедуры, направленная на выяснение их желаний относительно дальнейшего хода процедуры. С их помощью медиатор может удостовериться в том, что участникам комфортно находиться внутри процедуры и что они довольны своим участием. Проверки, в частности, считаются удобным инструментом при работе в условиях дисбаланса власти, когда в медиации участвуют люди, находящиеся между собой в иерархических отношениях или разного социального статуса. В этом случае, в некоторых культурах человеку, находящемуся в подчиненном положении, может быть непросто высказаться в присутствии начальника, старшего, мужчины и т. п. Трансформативный медиатор уважает любую линию поведения участника, однако с помощью «проверки» он может убедиться в том, что право (но не обязанность) высказаться может быть реализовано каждым участником процесса. Наконец, еще один прием, который медиатор может использовать — это молчание. Трансформативный медиатор не старается заполнить тишину своими рассуждениями, а также осознает, что если восстановление отношений уже набирает ход, лучшее, что он может сделать — это дать участникам действовать самостоятельно. В основе трансформативной теории лежит представление о том, что люди наделены естественной способностью самостоятельно восстанавливать отношения, а также нравственный импульс к этому, а задача медиатора — лишь подтолкнуть их в этом направлении, если по каким-то причинам им трудно сделать это самостоятельно [1, c. 63 – 65].

Таким образом, медиатор не ставит задачи изменить участников спора, директивно направляя их в русло внимательного, чуткого и доброжелательного поведения. Напротив, он требует самодисциплины не от участников медиации, а от себя. Чтобы не стремиться исправить и изменить людей, вовлеченных в конфликт, а дать им шанс действовать естественно, сам медиатор должен постоянно помнить о собственной внутренней практике и с ее по

<

Бюллетень Федерального института медиации, 2014 год (II том)

мощью существенно трансформировать свою личность. Медиатор подвергает достаточно жесткой дисциплине самого себя, подавляя в себе такие привычные для человека желания как стремление давать советы или сердиться на других людей, если они не соответствуют нашим ожиданиям. Для этого он должен находиться в состоянии постоянного «духовного бодрствования» и напоминать себе о ценностях трансформативной медиации.

Важно не просто знать про ценности трансформативной медиации и понимать, как они связаны с внешней стороной практики, то есть с коммуникативными техниками, которые использует медиатор. Важно постоянно о них помнить в ходе медиации, не упуская их из виду и постоянно проверяя себя на соответствие этим принципам и ценностям.

Восстановление отношений, а не разрешение спора. Итак, в трансформативной модели медиации деятельность медиатора направлена на изменение своих реакций и модели участия таким образом, чтобы это способствовало восстановлению отношений между участниками медиации. Что же происходит с разрешением спора? В конце концов, медиация, согласно общепринятому определению, один из методов альтернативного разрешения споров.

Само разрешение спора и заключение медиативного соглашения как таковое в трансформативной модели оказывается второстепенной, побочной задачей. И даже не может считаться основным критерием для оценки медиатора. Сторонники трансформативной модели указывают на то, что заключение соглашения может происходить и зачастую происходит как в ходе восстановления отношений, так и в ходе эскалации конфликта.

В отличие от моделей медиации, ориентированных на урегулирование спора, в трансформативной модели конфликт рассматривается не как проблема, которую необходимо эффективно устранить, а как шанс для участников и для медиатора вырасти в нравственном отношении, стать более свободными и более отзывчивыми. При этом участники могут сами решить, воспользоваться им этим шансом или нет — это, в любом случае, их жизнь и их выбор, с последствиями которого предстоит жить им самим.

В отличие от уровня заключения медиативных соглашений, такие понятия как качество взаимоотношений и нравственный рост с трудом поддаются формализации и количественной оценке.

Бюллетень Федерального института медиации, 2014 год (II том)

В то же время это не становится препятствием для распространения практики трансформативной медиации. Позиции этой школы медиации весьма сильны в сфере семейной медиации, разрешении соседских споров, а также при работе с этнополитическими конфликтами. С другой стороны, в медиации коммерческих споров, где юридический аспект оказывается доминирующим, а заключение соглашения рассматривается участниками как первоочередная задача, трансформативный подход применяется значительно реже.

Литература

1. Буш Р., Фолджер Дж. Что может медиация. Трансформативный подход к конфликту / Изд. В. А. Захаренко. Киев, 2007.

2. Гордийчук Н. В. Спор разрешается изнутри / Медиация / и право. 2014. № 1. С. 18 – 25.

3. Кэрролл Э., Мэки К. Международная медиация: искусство деловой дипломатии. М.: Изд-во ООО «Межрегиональный центр управленческого и политического консультирования», 2012.

4. Федеральный закон от 27 июля 2010 г. № 193-ФЗ «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)».

5. Цапкин В. Н. Единство и многообразие психотерапевтического опыта. М.: Изд-во ООО «Межрегиональный центр управленческого и политического консультирования», 2004.

6. Шамликашвили Ц. А. Медиация как альтернативная процедура урегулирования споров. М.: Изд-во ООО «Межрегиональный центр управленческого и политического консультирования», 2010.

7. Шамликашвили Ц. А. Основы медиации как процедуры разрешения споров. М.: Изд-во ООО «Межрегиональный центр управленческого и политического консультирования», 2013.

8. Шамликашвили Ц. А. Медиация и медиативный подход в работе российских судей / Судья, 2011, № 8.

/

9. Шамликашвили Ц. А. Медиация как междисциплинарная наука и социально значимый институт. [В печати].

10. Burges, H. Transformative Mediation [Электронный ресурс] — URL: http:/ /www.colorado.edu/conflict/transform/tmall.htm

11. Cleven E., Saul J., Matovic V. Transformative Dialogue: Principles and Practice. Institute for the Study of Conflict Transformation, 2013.

Бюллетень Федерального института медиации, 2014 год (II том)

–  –  –

Аннотация. В статье освещаются исследования российских и зарубежных ученых, в которых рассматриваются актуальные проблемы изучения психологических факторов, влияющих на восприятие людьми друг друга, анализируется поведение в конфликтных ситуациях и реакции на стресс, сопровождающий коммуникации. Адекватное понимание этих факторов представляется существенным в реализации технологий по урегулированию споров, в частности медиации. Судя по литературным сведениям, наиболее значимыми из этих факторов являются: функциональное состояние, изменения которого влияют на межличностное взаимодействие; индивидуальный стиль деятельности, обусловленный полоролевой ориентацией и социальными установками, формируемыми на культурном и субкультурном уровнях; когнитивные стили, набор которых и выраженность того или иного стиля могут существенно влиять на межличностное взаимодействие; выбор копинг-стратегий совладающего поведения.

Ключевые слова: функциональное состояние, конфликт, полоролевая ориентация, поведение, медиация.

–  –  –

factors affecting people’s perceptions of each other, analyzed the behavior in situations of conflict and stress reactions accompanying communication.

An adequate understanding of these factors seems essential in the implementation of technologies for the settlement of disputes, including mediation. Judging from the literature data the most significant of these factors are: changes in the functional state, which affect interpersonal interaction; individual style of activity due to sex-role orientation and social attitudes formed in the cultural and subcultural on levels; cognitive styles that set and severity of a particular style can significantly affect interpersonal interaction; choice coping strategies of coping.

Keywords: functional status, conflict, Polorolevaja orientation, conduct mediation.

Введение

Последние десятилетия наукой уделяется значительное внимание изучению споров и их разрешению. В этой связи исследуются основные характеристики человека как индивида, личности и индивидуальности — что и как именно влияет на поведение человека в конфликте, какие из факторов более значимы (биологические или социальные), что влияет на динамику урегулирования конфликта между людьми [2; 7; 21; 31; 36]. Этот интерес обусловлен поисками наиболее эффективных способов разрешения конфликтных ситуаций, одним из которых является медиация.

Медиация — форма участия нейтрального лица, медиатора, в процедуре разрешения спора. При этом спорящие стороны сами, добровольно и совместно вырабатывают возможные варианты решения спора [37].

Б. З. Зельдович, Н. М. Сперанская, М. И. Фаензон [14] предлагают рассматривать в качестве основных характеристик конфликтующих сторон: представления людей о конфликте и о другом участнике конфликта, о его тактике спора и достижении цели; психологические ресурсы для ведения и разрешения конфликта; а также ценности и мотивационные установки.

С другой стороны, деятельность человека, в том числе его поведение во время конфликта, во многом определяется внутренними психофизиологическими факторами, такими как функциональное состояние организма, когнитивные процессы, мотивация.

Бюллетень Федерального института медиации, 2014 год (II том)

Под функциональным состоянием принято понимать характеристики нейрофизиологических механизмов, обеспечивающих согласованную активность психических, соматических и вегетативных функций в процессе деятельности или поведения человека.

Спор является одним из видов такой деятельности, для которой часто бывает характерным значительное психоэмоциональное напряжение и даже стресс. Кроме того, известно, что психическая нагрузка, определяемая содержанием задачи и рабочим окружением, в процессе выполнения деятельности влияет на когнитивные процессы [20] и соответственно может трансформировать восприятие спорящими стонами друг друга и ситуации.

В начале ХХI века Г. Г. Князевым была предложена гипотеза об отличиях трех типов психофизиологического реагирования («гибкость», «недостаточный контроль, «чрезмерный контроль») по балансу активности систем активации и торможения, описанных Дж. Греем, а также осцилляторных альфа- и дельта-систем. Итогом исследования, проведенном на выборке из 1015 российских подростков в возрасте от 10 до 18 лет, стали данные о том, что именно баланс активности мотивационных и тормозных систем является необходимым условием для успешной социальной адаптации [18], что существенно и в контексте корректного ведения споров.

Ряд других исследований [20; 38] показывает наличие взаимосвязи между индивидуальными особенностями волевой регуляции [38], различными психическими процессами и функциями:

памятью, вниманием, научением, социальной адаптацией и т. п.

В частности, представляют интерес данные полученные группой психологов из Флорентийского университета, которая, проведя серию экспериментов, установила, что в определенных ситуациях по мере усложнения задачи растет не только число ошибок у людей, но и уверенность в собственной правоте у тех, кто эти ошибки совершает [23]. При этом, однако, возможна самостоятельная регуляция своего состояния [20]. Эти факты видятся, как очень существенные для процедуры медиации.

Другое направление исследований — гендерная психология, изучающая факты, закономерности и механизмы формирования и развития гендерных, то есть социально-психологических особенностей, детерминирующих содержание полоролевого поведения, а также особенностей отношений между гендерами.

Бюллетень Федерального института медиации, 2014 год (II том)

В частности, Т. В. Виноградова и В. В. Семенов [5] исследовали вопрос о большем представительстве мужчин в сфере науки и техники. Связано ли это с тем, что мужчины (в силу своих психофизиологических особенностей) более талантливы, или причины лежат в культурных традициях и нормах, которые предписывают женщинам определенные поведенческие модели? В результате исследования этого вопроса удалось связать творческие способности с половой ролью индивида, которую он выполняет, равно, как и выявить корреляцию между математическими достижениями и половой ролью. Так, испытуемые с маскулинизированным типом поведения справлялись с заданиями лучше, чем лица с феминизированным типом поведения и в науке более успешными оказались женщины, обладающие мужскими чертами характера.

Что позволило авторам предполагать связь креативности с личностными особенностями человека, обусловленными его полоролевой ориентацией, а не биологической предиспозицией.

Результаты некоторых других исследований особенностей гендерных различий в речевом общении мужчин и женщин говорят не только о различном языковом поведении, но и о том, что не только пол, но и степень феминности/маскулинности оказывает большое влияние, как на языковое поведение, так и на коммуникативное поведение в целом [9]. При этом женщины, в отличие от мужчин, более точно опознают эмоции, определяют их характер, более полярно упорядочивают эмоции по знаку и более дифференцированно оценивают степень их выраженности [9].

Такого рода сведения могут существенно помочь в реализации процедуры медиации, опирающейся на данные гендерных исследований.

Наблюдения за способами поведения людей в конфликтных ситуациях на производстве [10] позволили предполагать, что мужчины и женщины используют различные стратегии поведения в конфликтных ситуациях: мужчины оказались более склонными к удовлетворению краткосрочных интересов и частично могут пренебрегать долгосрочными, в отличие от женщин.

Еще одним важным фактором в урегулировании споров является установка — связующее звено между отдельными состояниями, функциями, элементами субъекта, а также и между самим субъектом и внесубъектной реальностью. В исследованиях И. Н. Логви

<

Бюллетень Федерального института медиации, 2014 год (II том)

нова и С. В. Сарычева [21] было выявлено, что предпочитаемая тактика поведения в конфликтной ситуации определяется опытом социального обучения, социальной ситуацией развития личности в подростковом возрасте и полом. Так, лидеры женского пола в большинстве случаев предпочитали в конфликтной ситуации тактику сотрудничества и компромисса, в то время как лидеры мужского пола чаще выбирают тактики сотрудничества, компромисса и избегания. В свою очередь психологи из Кентского университета [24] провели эксперименты, основанные на гипотезе о различных эволюционных стратегиях поведения мужчин и женщин в зависимости от типов конфликтов: межгрупповых или внутригрупповых. Результаты эксперимента совпали с ожиданиями исследователей: мужчин в качестве лидеров выбирают чаще при межгрупповой конкуренции, а женщин — при риске внутригрупповых конфликтов.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |
 

Похожие работы:

«ПРИЛОЖЕНИЕ УТВЕРЖДЕНА постановлением администрации района от 24.08.2011 №923 Программа повышения эффективности бюджетных расходов Моршанского района на 2011 -2013 годы Паспорт программы Обеспечение сбалансированности и устойчивости Задачи Наименование бюджетной системы района; эффективности бюджетных Программа повышения Программы Программы совершенствование программно-целевых принципов(далее расходов Моршанского района на 2011-2013 годы Программа) организации деятельности структурных...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ДЕПАРТАМЕНТ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ПОЛИТИКИ В СФЕРЕ ОБЩЕГО ОБРАЗОВАНИЯ ПИСЬМО от 7 августа 2015 г. N 08-1228 О НАПРАВЛЕНИИ РЕКОМЕНДАЦИЙ Департамент государственной политики в сфере общего образования Минобрнауки России направляет для использования в работе методические рекомендации по вопросам введения федерального государственного образовательного стандарта основного общего образования (далее методические рекомендации), разработанные Российской...»

«Государственное автономное образовательное учреждение Высшего профессионального образования «Московский городской университет управления Правительства Москвы» Институт высшего профессионального образования Кафедра социальной политики и трудового права УТВЕРЖДАЮ Проректор по учебной работе _ Демидов И.Ф. «» 2012 г. Рабочая программа учебной дисциплины «Философия» для студентов направления 40.03.01 «Юриспруденция» очной формы обучения (набор 2012 года) Москва 2012 Программа одобрена...»

«ГОСУДАРСТВЕННАЯ КОМИССИЯ ПО ДЕЛАМ РЕЛИГИЙ КЫРГЫЗСКОЙ РЕСПУБЛИКИ Методическое пособие ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПОЛИТИКА В РЕЛИГИОЗНОЙ СФЕРЕ И ОСНОВНЫЕ РЕЛИГИОЗНЫЕ ТЕЧЕНИЯ В КЫРГЫЗСТАНЕ БИШКЕК 201 УДК ББК 86. Г Данное методическое пособие разработано экспертами Государственной комиссии по делам религий Кыргызской Республики (ГКДР КР) в рамках научно-исследовательской работы с целью предоставления аналитических и практических данных о религиозной ситуации, основных аспектах государственной политики в...»

«Министерство образования и молодежной политики Ставропольского края Государственное бюджетное образовательное учреждение среднего профессионального образования «Ставропольский колледж сервисных технологий и коммерции» РЕЗУЛЬТАТЫ САМООБСЛЕДОВАНИЯ ПО СОСТОЯНИЮ НА 01 АПРЕЛЯ 2015 ГОДА Рассмотрены на заседании Педагогического совета колледжа от «24» марта 2015 г., протокол № Директор, к.п.н Н.П. Деньгина СТАВРОПОЛЬ Содержание Организационно-правовое обеспечение образовательной деятельности Система...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И МОЛОДЕЖНОЙ ПОЛИТИКИ СТАВРОПОЛЬСКОГО КРАЯ СТАВРОПОЛЬСКИЙ КРАЕВОЙ ИНСТИТУТ РАЗВИТИЯ ОБРАЗОВАНИЯ, ПОВЫШЕНИЯ КВАЛИФИКАЦИИ И ПЕРПОДГОТОВКИ РАБОТНИКОВ ОБРАЗОВАНИЯ МЕТОДИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ ПО ПОДГОТОВКЕ К НАПИСАНИЮ ИТОГОВОГО СОЧИНЕНИЯ В 2015/16 УЧЕБНОМ ГОДУ ДЛЯ УЧИТЕЛЕЙ РУССКОГО ЯЗЫКА И ЛИТЕРАТУРЫ Ставрополь МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И МОЛОДЕЖНОЙ ПОЛИТИКИ СТАВРОПОЛЬСКОГО КРАЯ СТАВРОПОЛЬСКИЙ КРАЕВОЙ ИНСТИТУТ РАЗВИТИЯ ОБРАЗОВАНИЯ, ПОВЫШЕНИЯ КВАЛИФИКАЦИИ И ПЕРПОДГОТОВКИ...»

«Содержание Раздел 1. Перечень планируемых результатов обучения по дисциплине «Противодействие религиозно-политическому экстремизму». Раздел 2. Место дисциплины в структуре образовательной программы..4 Раздел 3. Объем дисциплины в зачетных единицах с указанием количества академических, выделенных на контактную работу обучающихся с преподавателем (по видам учебных занятий) и на самостоятельную работу обучающихся..5 Раздел 4. Содержание дисциплины, структурированное по темам (разделам) с указанием...»

«Министерство образования и науки РФ Филиал Частного образовательного учреждения высшего профессионального образования «БАЛТИЙСКИЙ ИНСТИТУТ ЭКОЛОГИИ, ПОЛИТИКИ И ПРАВА» в г. Мурманске УТВЕРЖДЕНО ПРИНЯТО Директор Филиала на заседании кафедры ЧОУ ВПО БИЭПП в г. Мурманске общеправовых дисциплин ЧОУ ВПО БИЭПП в.г. Мурманске А.С. Коробейников протокол № 2_ от «_09_»сентября_ 2014 года «_09_»сентября 2014 года Учебно методический комплекс дисциплины Прецедентное право Специальность 030501 Юриспруденция...»

«Содержание Общие сведения об образовательной организации 1. Образовательная политика и управление колледжем 2. Условия осуществления образовательного процесса 3.3.1. Организационные условия.. 3.2. Материальные ресурсы..3.3. Информационные ресурсы.. 1 3.4. Финансовые ресурсы.. 18 3.5. Кадровое обеспечение.. 18 3.5.1. Повышение квалификации педагогических работников. 20 3.5.2. Организация мероприятий по обмену передовым педагогическим опытом 3.6. Учебно-методическое обеспечение. 3.6.1....»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Уральский государственный университет им. А.М. Горького» Факультет международных отношений Кафедра европейских исследований П.М.Головатина «Проблема национальной идентичности и национальная политика в странах Центральной и Восточной Еропы после 1989 г.» Учебное пособие Екатеринбург Головатина П.М., канд. истор. наук, кафедра европейских исследований УрГУ Рекомендовано к печати...»

«О НАПРАВЛЕНИИ МЕТОДИЧЕСКИХ РЕКОМЕНДАЦИЙ Письмо Министерства образования и науки Российской Федерации от 26 декабря 2013 г. № АК-3076/06 В соответствии с пунктом 7.4 поэтапного плана мероприятий Минобрнауки России, содержащих ежегодные индикаторы, обеспечивающие достижение установленных указами Президента Российской Федерации от 7 мая 2012 г. № 597 О мероприятиях по реализации государственной социальной политики и № 599 О мерах по реализации государственной политики в области образования и науки...»

«ОТДЕЛ ОБРАЗОВАНИЯ АДМИНИСТРАЦИИ ГЕОРГИЕВСКОГО МУНИЦИПАЛЬНОГО РАЙОНА СТАВРОПОЛЬСКОГО КРАЯ ПРИКАЗ 26 августа 2015 года № 1782 О требованиях к организации и проведению школьного этапа всероссийской олимпиады школьников 2015-2016 учебного года На основании приказа Министерства образования и науки Российской Федерации «Об утверждении Порядка проведения всероссийской олимпиады школьников» от 18 ноября 2013 года №1252, зарегистрированного в Министерстве юстиции Российской Федерации 21 января 2014 года...»

«Стр ате гическо е у п ра в лен и е ме диасфер ой санкт-ПетербургскИй государс тВенный унИВерсИтет ИнстИтут «Высшая школа журналИстИкИ » И массоВых коммунИкацИй И. П. Яковлев Стратегическое управление медиасферой Учебное пособие санкт-Петербург Часть 1. Массовая коММуникация и стратегиЧеский МенеджМент УДК 659.4(075.8) ББК 76.006.5я73 Я 47 Печатается по решению Редакционно-издательского совета и Учебно-методической комиссии Института «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций»...»

«Содержание Раздел 1. Перечень планируемых результатов обучения по дисциплине «Политология».. Раздел 2. Место дисциплины в структуре образовательной программы.. Раздел 3. Объем дисциплины в зачетных единицах с указанием количества академических часов, выделенных на контактную работу обучающихся с преподавателем (по видам учебных занятий) и на самостоятельную работу обучающихся.. Раздел 4. Содержание дисциплины, структурированное по темам (разделам) с указанием отведенного на них количества...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ МОСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ АКАДЕМИЯ СОЦИАЛЬНОГО УПРАВЛЕНИЯ Кафедра государственного и муниципального управления Рабочая программа по дисциплине «ГОСУДАРСТВЕННАЯ СОЦИАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА» Направление подготовки – 081100.62 (38.03.04) «Государственное и муниципальное управление» Профиль подготовки – «Управление в социальной сфере» Квалификация (степень) выпускника – бакалавр Формы обучения – очная, заочная АСОУ УДК 371 А в т о р с о с т а в и т е л ь: Гранцева Т. Г., доцент кафедры...»

«б 60.7(5К) А13 Г Л Абдыкаликова A.M. Курманов СОЦИАЛЬНАЯ ЗАЩИТА НАСЕЛЕНИЯ f В УСЛОВИЯХ ДЕМОГРАФИЧЕСКИХ ИЗМЕНЕНИЙ В РЕСПУБЛИКЕ КАЗАХСТАН ЩШ Г.Н. Абдыкаликова A.M. Курманов СОЦИАЛЬНАЯ ЗАЩИТА НАСЕЛЕНИЯ В УСЛОВИЯХ ДЕМОГРАФИЧЕСКИХ ИЗМЕНЕНИЙ В РЕСПУБЛИКЕ КАЗАХСТАН ьЗ?ис УДК 36:314(574) ББК 60.7 С.Торайгыр04 агычдагы ПМУ-гМ А 13 [академик С. Бейсем* в ТЫ НД В ГЫ Г Ы Л Ы Г И Рецензенты: Сейткасимов Г.С., д.э.н., профессор, академ! 1К1ТАПХАН А П I Биекенов К.У., д.с.н., профессор Социальная защита...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И МОЛОДЕЖНОЙ ПОЛИТИКИ СТАВРОПОЛЬСКОГО КРАЯ СТАВРОПОЛЬСКИЙ КРАЕВОЙ ИНСТИТУТ РАЗВИТИЯ ОБРАЗОВАНИЯ, ПОВЫШЕНИЯ КВАЛИФИКАЦИИ И ПЕРЕПОДГОТОВКИ РАБОТНИКОВ ОБРАЗОВАНИЯ МЕТОДИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ ПО ПОДГОТОВКЕ К НАПИСАНИЮ ИТОГОВОГО СОЧИНЕНИЯ В 2015/2016 УЧЕБНОМ ГОДУ ДЛЯ УЧИТЕЛЕЙ РУССКОГО ЯЗЫКА И ЛИТЕРАТУРЫ г. Ставрополь, 2015 г. Методические рекомендации по подготовке к написанию итогового сочинения в 2015/2016 учебном году для учителей русского языка и литературы – Ставрополь,...»

«Методические указания по формированию и распределению бюджетных ассигнований бюджета Тамбовской области на 2015 год и на плановый период 2016 и 2017 годов Методические указания подготовлены в целях формирования проекта бюджета Тамбовской области на 2015 год и на плановый период 2016 и 2016 годов. I. Общие подходы к формированию предельных объемов бюджетных ассигнований бюджета Тамбовской области на 2015 год и на плановый период 2016 и 2017 годов Предварительные проектировки предельных объемов...»

«Благотворительный фонд Елены и Геннадия Тимченко Программа «Семья и Дети»СЕМЕЙНОЕ УСТРОЙСТВО В РОССИИ Москва Редактор : Лия Санданова Авторское название: Состояние и проблемы институционального и семейного устройства детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей в России Программа и учебно-методическое пособие по подготовке специалистов. Семейное устройство в Роcсии М.: ООО «РПФ НИК», 2014. — 262 стр. Серия «В фокусе: ребенок-родитель-специалист», Издательский проект программы «Семья...»

«Департамент государственной гражданской службы и кадровой политики Ханты-Мансийского автономного округа – Югры Автономное учреждение Ханты-Мансийского автономного округа – Югры «Региональный институт управления» МЕТОДИЧЕСКИЕ МАТЕРИАЛЫ семинара по теме «Основные аспекты планирования и отчетности при внедрении дифференцированных критериев оценки эффективности и результативности деятельности государственных гражданских служащих» Ханты-Мансийск. М54 М54 Методические материалы семинара по теме...»







 
2016 www.metodichka.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Методички, методические указания, пособия»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.