WWW.METODICHKA.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Методические указания, пособия
 


Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 24 |

«Это единственная выложенная в Сеть мною самим электронная копия моего учебника «Как стать знаменитым журналистом». Все иные сетевые копии этой книги выложены без моего разрешения и ...»

-- [ Страница 9 ] --

Наконец, если моя теория (или — кто хочет — гипотеза) верна, то достаточно вспомнить, что значили новые оформившиеся религиозные культы для тех обществ, в которых они воцарялись, чтобы понять, какие цивилизационные перемены могут ждать нас, живущих с новой религией каких-то четыре-пять десятилетий, через век-два такого сосуществования.

Однако какая же СМИ религия (надеялся я, что однажды кто-то из студентов задаст мне этот вопрос, но так пока и не дождался), какая же СМИ религия, если современные СМИ исключительно плюралистичны и противоречивы в своих мнениях и оценках, а религиозные доктрины, напротив, весьма догматичны, определенны, каноничны, по сути исключают всякое инакомыслие?

На этот вопрос есть что ответить. Во-первых, насколько классические (мировые) религии были противоречивы в момент своего зарождения, можно судить по нестыковкам, сохранившимся в их священных текстах до сих пор.

Во-вторых, история каждой религии, вплоть до сегодняшних дней, — это есть история многочисленных, малых и больших ересей. Плюрализм и родился внутри религий, а отнюдь не в бытовой жизни, где всё достаточно однозначно, ибо царствует здравый смысл, а не вера.

В-третьих,

Я НЕ УТВЕРЖДАЮ, ЧТО СМИ ЕСТЬ РЕЛИГИЯ В МЕТАФИЗИЧЕСКОМ СМЫСЛЕ (ХОТЯ ВРЕМЕНАМИ И В

ЭТОМ ОНИ ВЕСЬМА СХОЖИ). А ВОТ НА ТОМ, ЧТО В ИНСТИТУЦИОНАЛЬНОМ И ИНСТРУМЕНТАЛЬНОМ

СМЫСЛЕ СОВРЕМЕННЫЕ СМИ ЯВЛЯЮТСЯ ЕСЛИ И НЕ РЕЛИГИЕЙ, ТО КУЛЬТОМ, ЦЕРКОВЬЮ,

НАСТАИВАЮ.

Что думает и что говорит каждый верующий, каждый служитель Церкви в мирской жизни и даже в храме — это одно. Но это не значит, что в целом, как члены одной конфессии, они не едины. Взгляните и на журналистов: от полной разноголосицы на периферии культа по мере приближения к его центру, к его святыням, к фундаментальным основам бытия современных медиа плюрализм сначала истончается, а затем и вовсе исчезает.

В-четвертых, глядя с политических и социологических позиций, разве не видим мы, что в современных странах и обществах, где традициями или законом прописаны многоконфессиональность, именно СМИ взяли на себя социальную и политическую роль, прежде исполнявшуюся религией, — духовной (подчас и на основе бездуховности) и идеологической консолидации населения?

В функционировании СМИ как религиозного культа нет исключительно отрицательного содержания, хотя оно, на мой взгляд, и преобладает. Позитивного тоже немало. Во всяком случае процесс этот, во-первых, неоднозначный, во-вторых, только-только (в исторических масштабах) заявивший о себе. Что будет дальше — увидим.

Если взгляд на СМИ как на религию может открыть нам пусть противоречивое, но высокое (в привычной иерархии смыслов) предназначение журналистики, то ее низкое и даже низовое назначение открывается, если мы посмотрим на нашу профессию как на фольклор. Этот взгляд совсем не искусствен, в чем мы легко убедимся.

Вспомним, что такое фольклор. Это народное творчество, народное искусство, являющееся архетипическим выражением ментальной сущности соответствующей общности людей. Будучи естественной основой культуры данного народа и даже его высокого искусства, фольклор тем не менее отличается от искусства не народного (профессионального) рядом содержательных и формальных признаков. Перечислю некоторые из них:

• фольклор творится непрофессионалами;

• он анонимен, точнее — вообще не имеет института авторства;

• фольклор более примитивен, или менее утончен, как содержательно, так и по использованию формальных приемов, известных в высоком (профессиональном) искусстве и творчестве;

• фольклор приземленней, это своего рода бытовое искусство — для своего исполнения он не требует специальных помещений, не нуждается в непременной фиксации своих текстов в виде книги или даже рукописи и т. д.;

• фольклор менее абстрактен, чем профессиональное искусство, он не занимается жизнью идей и часто даже чувств; его сфера — жизнь людей, порой даже предметов;

• фольклор предельно мифологизирован, сказочен; реализм в фольклоре — это нонсенс, хотя внешне фольклор гораздо ближе к жизни обычных людей; фольклор любит чудеса, неожиданные, немотивированные изменения и сюжета, и судеб героев;

• фольклор чаще всего нравоучителен; басня, переставшая после античности быть жанром высокой литературы, по сути чисто фольклорный жанр;

• язык фольклорных произведений, как литературных, так и изобразительных и игровых, гораздо ближе к разговорному или даже просторечному, чем язык профессионального искусства;

• фольклор использует два-три десятка так называемых бродячих сюжетов, причем разрабатываются они на чисто фабульном уровне, без деталировки и тонкой психологической нюансировки;

• в фольклоре ограничен набор героев, причем их поведенческие задачи предельно упрощены; психологическая мотивировка действий фольклорных персонажей, как правило, состоит из одной-двух компонент; но зато фольклор универсален: его сюжеты и мотивы поступков участников фольклорного действа (собственно архетипов) актуальны для всех схожих коллизий;

• фольклор крайне предрасположен к низовым элементам культуры, к физиологии (особенно, когда он не облагорожен литературной обработкой);

• язык фольклора, равно как и его тематика, ниже не то что классического, но даже и среднесовременного литературного языка и тем профессионального искусства;

А теперь, как и в случае с религией, приложим отмеченные характеристики фольклора к основной массе текстов современных СМИ. Совпадение полное, полнейшее, что следует, в частности, из моих лекций, как уже прочитанных, так и тех, что впереди. Я даже не буду приводить примеры — каждый легко сам подберет их тысячами. Было бы время, желание и добросовестность.

Конечно, есть несколько нюансов. Их необходимо отметить.

Первый. Истинным фольклором современности являются не столько тексты современных СМИ, сколько тексты, изобразительная и звуковая продукция современной массовой культуры, в общий корпус которых и входят в основной своей массе «произведения» современной журналистики.

МЕДИАИНДУСТРИЯ, ТО ЕСТЬ СМИ КАК БИЗНЕС, И ИДУЩАЯ ПО ИХ КАНАЛАМ ЖУРНАЛИСТСКАЯ,

РЕКЛАМНАЯ И МАССКУЛЬТОВАЯ ПРОДУКЦИЯ, БЕЗУСЛОВНО, ЯВЛЯЮТСЯ ОДНОВРЕМЕННО И ЧАСТЬЮ,

И ИНФОРМАЦИОННОЙ ОСНОВОЙ (В ТЕХНИЧЕСКОМ И В СУЩНОСТНОМ ПЛАНЕ) ИНДУСТРИИ

СОВРЕМЕННОЙ МАССОВОЙ КУЛЬТУРЫ.

Второй нюанс — журналистика более инструментальна, чем фольклор. У творцов журналистских произведений отчетливо прослеживается целеполагание. Автор же фольклорист творит бескорыстно и практически бесцельно, во всяком случае без намерения оказать какоелибо фундаментальное воздействие на окружающих, тем более в массовых масштабах. Авторфольклорист хочет самовыразиться, хочет скорее огласить (или, как сейчас на вульгарном русском говорят, озвучить) свои эмоции и набор простейших умозаключений, может быть — произвести выгодное впечатление на окружающих. Вот и все.

Журналист работает целенаправленно. За деньги (прагматический мотив). И из желания оказать определенное воздействие на сотни, тысячи, миллионы людей (инструментальный мотив).

Третий нюанс. Фольклор — это чистая самодеятельность, без претензий на профессионализм. Перед автором-фольклористом нет проблемы овладения профессией или проблемы профессионального решения каких-то сложных творческих задач. Там, где не получается рифмы, вставляется любое более или менее подходящее слово. Там, где не достает значимого и попадающего в нужный ритм слова, вставляется какой-нибудь «блин», или «вау», или «ля-ля-ля».

Журналист же работает осознанно, он ставит и решает определенные творческие и сущностные проблемы, гармонизирует оба решения. Но это лишь означает, что

ЖУРНАЛИСТ — ЭТО ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЙ АВТОР ФОЛЬКЛОРА.

Такое вот определение-оксюморон. Введя его, я осознаю, что несколько утрирую суть фольклора, давшего в лучших своих образцах, особенно тех, что родились до возникновения профессионального искусства, тексты и образы, которые принято и можно считать гениальными.

Но то сходство фольклора и журналистики, на которое я хочу указать, думаю, понятно.

Суммируя, могу сказать, что есть место, где религия и фольклор смыкаются, — в развитых, утонченных обществах. В предантичные и античные времена это была мифология (в высшей своей форме — греческая).

В современные времена религия (в смысле вероучения и веры как психологического и идеологического состояния) и фольклор сходятся в массовой культуре и СМИ как ее части.

Психологические и поведенческие стереотипы, бродячие сюжеты, культурные герои (культовые — в нынешней вульгарной массмедийной и масскультной терминологии) — всё это и суть, и форма современных СМИ, современной массовой и бульварной журналистики и основной массы текстов и образов современной журналистики, включая качественную.

Последний нюанс. Конечно же, современная журналистика, даже массовая и даже в массе своей, так сказать, «научнее» и религии, и фольклора. Она ставит своей целью достижение если и не полной научности своих произведений, то, по крайней мере, их онаучивания — внешнего и даже внутреннего. Но это лишь дань современности, нормам эпохи научно-технического прогресса и информационного (цифрового) общества. Крохи собственно научно упорядоченных текстов, циркулирующих по каналам современных СМИ, погоды не делают.

Ярчайшим проявлением, а главное — самым убедительным фактическим доказательством моего утверждения о том, что современная (нынешняя) журналистика фольклорна по сути и по форме, является появление в конце XXI века уже чисто фольклорных СМИ. Это интернет-СМИ.

В них профессионалы журналистики как фольклора сошлись наконец с непрофессионалами, с собственно народом, творящим анонимную и примитивную (то бишь фольклорную) журналистику. Интернет-журналистика имеет предтечу — это рукописные домашние, семейные издания, одно время — довольно популярные в среде интеллигенции. И конечно же — это так называемая стенная печать советских времен, знаменитые стенгазеты. Впрочем, стенгазеты, то есть рукописные самодеятельные внутрикорпоративные издания, вывешиваемые на стене, в каких-то масштабах и формах существуют и сегодня, в школьной и студенческой среде определенно.

Интернет-журналистика (в которой есть и профессиональная составляющая) является особо ярким, но не единственным проявлением фольклоризации современных СМИ. По сути не менее фольклоризировано и телевидение: мыльные оперы, передачи, целиком состоящие из рассказывания анекдотов, всегда пошлых, если они оглашаются при большом стечении публики;

передачи, посвященные самодеятельной песне (в том числе и блатной), видеосюжетам, снятым телезрителями; даже столь популярные сейчас на ТВ интерактивные телефонные и интернетопросы, — всё это фольклор, или, если хотите, псевдофольклор, оформленный под профессиональный продукт.

Кстати, всё сказанное совсем не означает, что я оцениваю фольклорное начало в журналистике исключительно как негативное. На мой взгляд, СМИ как религия чрезвычайно заорганизовывают журналистику, подчиняя ее интересам владык и жрецов медиацеркви. Это иерархическое, авторитарное начало современных СМИ. А журналистика как фольклор — это демократическое, стихийное начало, размывающее (в основном, снизу) строгую системность современных СМИ и не позволяющее им превращаться в идеологический монолит и механизм, управляемый исключительно сверху.

На этом можно было бы и закончить, но конечно же логика рассуждений не может не привести нас к еще одной фольклорной форме творчества, популярной и в античные времена, и в Средние века, отчасти сохранившейся в реальной жизни даже сегодня. Журналистика, как самое прагматичное из искусств, не могла не подхватить эту традицию и этот, я бы сказал, инструмент фольклора, придав ему необходимую для выполнения ее практических целей массовость и мощь.

Я имею в виду карнавал с присущими ему формами обмана и самообмана.

Как карнавал, — а журналистика сегодня, особенно телевизионная, преимущественно карнавал, — она лжива всеобъемлюще. Это утверждение стоит того, чтобы разобрать его в отдельной лекции, в конце которой я попытаюсь обобщить идеи, связанные с восприятием журналистики как религии, фольклора и карнавала.

Лекция 11 СМИ как карнавал Круг обмана и четвертая власть В одной из предшествующих лекций я уже говорил о том, как и с какой целью используются в СМИ, то есть и журналистской тоже, не только правда, но и ложь. Речь шла о чисто прагматическом, инструментальном аспекте этого использования.

Теперь стоит взглянуть на проблему существенно шире. Обсудить тот круг обмана, в который замыкают современные СМИ современного человека. И выяснить место подлинной журналистики в этом круге.

Как известно, человек выделил себя из природы, создав собственную среду обитания и собственные, не вполне совпадающие с природными, циклы своей жизнедеятельности. Конечно, самый распространенный и универсальный жизненный цикл человека всё равно связан с природой — это астрономический год, естественным образом разбитый на весенний, летний, осенний и зимний периоды. Общественная и особенно политическая жизнь, однако, и в античные времена уже не подчинялась сменяемости этих периодов. Войны, восстания, дворцовые перевороты не находились в прямой зависимости от годового природного цикла, которому, конечно, продолжало подчиняться хозяйство, в основном замкнутое на земледелии и скотоводстве. Но и в общественной, публичной жизни естественный природный цикл постоянно напоминал о себе через религиозные праздники.

В Средние века и частная, и публичная жизнь людей, особенно в городах, еще больше оторвалась от природного цикла. Даже несмотря на то, что связь жизни любого человека с годовым циклом поддерживала христианская мифология, приравненная к реальности, и мифология фольклорная, восходящая к язычеству.

Естество человека, однако, требовало хотя бы временных возвращений к полному слиянию с жизнью природной, одна из главных характеристик которой — отсутствие привычной общественной иерархии, где все люди делились на властвующих и подчиненных, правителей и подданных.

И в античные, и в средневековые времена это возвращение к естественной жизни людей, к их естественному равенству, основанному на одинаковости физиологии что хозяина, что слуги, реализовывалось через разные виды карнавальных действий, теория которых отлично разработана Михаилом Бахтиным, к чьим трудам я и отсылаю всех желающих. Карнавал как праздник дожил в некоторых странах и до наших дней, но в предельно формализованном и театрализованном виде, утратив свою социальную функцию вовсе, но сохранив отчасти бытовую и физиологическую, ибо возник он все-таки не просто из желания отдохнуть или развлечься, а как естественное проявление архетипов человеческого сознания и поведения, изгнанных жесткой социальной регламентацией с публичной сцены (кроме сцены искусства).

В интересующем меня ракурсе я выделю несколько ипостасей любого карнавального действа, ипостасей, которые, как мы увидим позже, имеют непосредственное отношение к общей теме моего курса лекций.

Во-первых, карнавал на время восстанавливал равенство людей, так сказать демократию «золотого века»: слуга и хозяин получали право на совершение одних и тех же поступков.

Во-вторых, карнавал искусственно ломал обыденную, повседневную жизнь, главной характеристикой которой была не просто иерархичность, а наследуемая иерархичность, иерархичность закостенелая, в которой верхи и низы, господа и подчиненные практически никогда не менялись местами. Поэтому просто демократичности было недостаточно, требовался переворот привычной иерархии вверх ногами — во время карнавалов не только простолюдины приравнивались к богачам, но из простолюдинов избирался карнавальный король, самодержец верховной карнавальной (перевернутой) власти.

В-третьих, карнавал, как временный институт всеобщего равенства и перевернутой иерархии, не мог разрушать фундаментальные основы общественного устройства (например, право собственности), ибо тогда после его окончания в обществе воцарился бы хаос. Поэтому демонстрация равенства проходила на уровне символики (одежда, шутовские знаки высшей власти) и того, в чем действительно люди были равны друг другу и в обычной жизни, но в силу условностей иерархического общества не могли это демонстрировать, — в физиологических проявлениях своего организма: в любви, в еде и в питии, иногда в физическом единоборстве.

В-четвертых, отказ от условностей обыденной, не естественной жизни требовал временного снятия общественных табу, всего того, что запрещалось моралью, законом или религиозной догмой. Карнавал разрешал богохульство, насилие, прелюбодеяние, оргиастические проявления сексуальных инстинктов, сквернословие, чревоугодничество, пьянство, наряду, естественно, с неподчинением власти, даже карнавальной.

В-пятых, карнавал предполагал максимальное веселье как противоположность обыденному унынию, то есть ставил развлечение, игру, шутовство, обман выше труда, серьезности и общественной добропорядочности. Смеховая культура карнавала демонстрировала одновременно и несерьезность, то есть временность действа, и его пародийность — насмешку уязвленных в обыденной жизни низов над социальной иерархией как искусственной, ненатуральной, противоречащей фундаментальному, прежде всего физиологическому, равенству людей.

Наконец, в-шестых, карнавал четко фиксировал свои границы: день и час падения всех табу и время, отведенное на растабуированную жизнь. Все участники карнавала знали, что карнавал — это не сама действительность, а временный выход из нее, что это обман, но обман конечный, уложенный в строго отведенный срок, после завершения которого всё вернется на круги обыденных социальных и политических условностей, четко регламентированных властью, законом, религией, общественной моралью. Все знали не только час, в котором карнавал начнется, но и день и час, когда он закончится. Все знали, что время карнавала скоротечно, а обыденной жизни — бесконечно (или, по крайней мере, — по гроб жизни). Все знали, что карнавал — это данность, реальность, но он не может длиться всегда: и низ снова станет верхом, догмы восстанут из площадной пыли, и ты, три дня свободный, вновь на месяцы, годы и десятилетия превратишься в раба царствующего порядка.

Словом, карнавал был честным обманом. О времени его прихода, его кратковременности и сроке его обязательного завершения каждый был предупрежден заранее.

Карнавальная стихия и культура, основанные на архетипах человеческого сознания и поведения, так или иначе, в тех или иных формах дожившие до наших времен, четко ориентировалась на этот главный свой закон: карнавал скоротечен и преходящ (если только речь не идет об образе жизни маргинальных групп), обыденная жизнь постоянна и бесконечна (до конца века человеческого).

И вот

ЧЕЛОВЕЧЕСКАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ СОЗДАЛА МАССОВУЮ КУЛЬТУРУ И СРЕДСТВА МАССОВОЙ

ИНФОРМАЦИИ, ТО ЕСТЬ СОВРЕМЕННЫЙ ВАРИАНТ КАРНАВАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ И СРЕДСТВА ЕЕ

ДОСТАВКИ В КАЖДЫЙ ДОМ, В КАЖДУЮ СЕМЬЮ. СКОРОТЕЧНЫЙ И КОНЕЧНЫЙ ОБМАН АНТИЧНОГО И

СРЕДНЕВЕКОВОГО КАРНАВАЛА ПРЕВРАТИЛСЯ В ПОСТОЯННУЮ РЕАЛЬНОСТЬ. КРУГ СУРОВОЙ

ЖИЗНЕННОЙ ПРАВДЫ, ИЗРЕДКА, НЕ ЧАЩЕ ЧЕТЫРЕХ РАЗ В ГОД, РАЗРЫВАЕМЫЙ СЧИТАННЫМИ ДНЯМИ

ОБМАНА, СМЕНИЛСЯ КРУГЛОГОДИЧНЫМ ЦИКЛОМ ОБМАНА. ДА, КАРНАВАЛЬНОГО, НО ОБМАНА. В

ЭТОМ КРУГЕ, ЦИРКУЛИРУЯ ПО КАНАЛАМ СМИ, И ЖИВЕТ СЕГОДНЯШНЯЯ ЖУРНАЛИСТИКА,

в которой, как мы уже выяснили, хватает и своего обмана, своей лжи, своих умолчаний.

Из античности и Средних веков вернемся в наше время и всмотримся в экраны телевизоров, стоящих в каждой квартире и работающих каждый день, всё то время, пока обитатели этих квартир находятся дома. Что они, люди современности, видят на этих экранах?

Если относиться к увиденному серьезно, то это дом умалишенных тюремного типа, в котором постоянно убивают, насилуют, дерутся, занимаются сексом, крадут детей и взрослых, издеваются над ними, причем с особым садизмом, и так далее и тому подобное. Параллельно, вторым пластом, идет демонстрация совсем уж запредельных, фантастических ужасов, оттого не становящихся менее ужасными, — насилием и сексом занимаются уже не люди, а вампиры, вурдалаки, гигантские насекомые, роботы, монстры всех видов и размеров.

Третий пласт демонстрируемого — реальные люди (не киногерои и не сконструированные на киностудиях монстры) или играющие реальных людей актеры (подсадные утки), в многочисленных ток-шоу рассказывающие о своих сексуальных и иных подвигах, на 90% придуманных сценаристами, а потому отличающихся от фантастических гораздо большей правдоподобностью.

Еще ближе к реальности четвертый пласт (или четвертый круг обмана): в нем простые люди в многочисленных телеиграх добывают себе победу — деньги или славу. Эти игры хороши тем, что в них действительно участвуют люди с улицы — это чувствует каждый зритель, то есть связь с реальностью уже полная. За тем, правда, исключением, что победа в телеигре приносит реальную славу (причем весьма краткосрочную) лишь каждому тысячному или десятитысячному победителю, да и максимальные денежные призы получаются не чаще.

Нормальная человеческая психика, разумеется, не может реагировать на всё это (особенно на ужасы первого и второго пластов) адекватно, иначе все зрители сами бы сошли с ума.

Включаются защитные механизмы, позволяющие зрителям отстраняться от восприятия увиденного как реальности. Обман воспринимается как обман. Но, понимая, что это обман, зрители не могут перестать видеть, а следовательно, и воспринимать его, то есть жить в нем.

Отчасти — и соучаствовать в нем. Тем более что телевидение постоянно перемешивает обман с реальностью — через третий и четвертый пласты, а также и через следующие, всё больше и больше стирающие грань между обманом и реальностью. Это постоянно крутящаяся по телевидению реклама (пятый пласт, или пятый круг обмана) и пласт реальных событий, освещаемых на телевидении в собственно журналистских программах. Они тоже посвящены насилию, сексу и обману — прежде всего политическому, финансовому, общественному (шестой круг обмана). Да, в этом шестом круге журналистика пытается добиться правды, она разоблачает обман (иногда, частично, впрочем, и создавая его). Но

ЭТО МАЛО МЕНЯЕТ ТЕЛЕВИЗИОННУЮ РЕАЛЬНОСТЬ, ВСЮ РАЗВЕРСТАННУЮ МЕЖДУ ОБМАНОМ

МИФОЛОГИЧЕСКИМ И ОБМАНОМ РЕАЛЬНЫМ.

И так — каждый день. И так — круглый год. Карнавал — круглый год, тотальный карнавал.

То есть человек, до появления массовой культуры и телевидения живший в ситуации карнавала — перевернутого верха и низа, в том числе и телесного — максимум четыре раза в год и крайне ограниченный срок, теперь живет в карнавальной (обманной) ситуации постоянно.

Согласитесь, это достаточно нестандартная ситуация. В принципе, мир не должен выдержать постоянного нахождения в ней. Карнавал, перенесенный на повседневную жизнь, должен вызвать хаос, уничтожить мировой порядок. Иногда кажется, что мы к этому приближаемся — когда, например, с экранов телевизоров разного рода преступления переходят в жизнь; когда реальные террористы используют формы и методы террора, почерпнутые из фильмов; когда телевидение создает из ничтожных людей общественных кумиров; когда с помощью телепропаганды создаются империи и оси зла, враги человечества, а потом реальная политика занимается их уничтожением; когда СМИ выбирают нациям лидеров. Всё это — результат существования многих кругов обмана, встроенных в систему современных СМИ.

Что же мешает окончательному распаду мирового порядка, наступлению вселенского хаоса?

Возможно, мешает лишь пока.

Думаю, преградой на пути победы хаоса над порядком являются:

• во-первых, здравый смысл человечества и каждого из людей, позволяющий все-таки отделять обман, даже самый тотальный, от реальности;

• во-вторых, высокая, настоящая культура, тоже, по счастью, присутствующая в СМИ, хотя и не творимая в них;

• в-третьих, реальная журналистика, то есть та часть журналистики, постоянно прописанной в СМИ, которая занимается поиском правды в потоках лжи, отстаиванием интересов реальных людей, разоблачением обмана и в самой жизни, и в СМИ, то есть того обмана, который творится самими журналистами.

Первичен здесь конечно же здравый смысл. И его оборотная сторона — ирония, не позволяющая человеку даже во время карнавала забывать о нереальности столь приятного состояния.

Высокая культура, всегда утопичная, не может быть приземленной, предельно рационализированной, основанной на здравом смысле. Она тоже обман, но из разряда нас возвышающих обманов. А вот журналистика в этом случае оказывается здравым смыслом человечества. И это, согласитесь, высокое предназначение, хоть и базирующееся на самой низкой правде — на правде реальной жизни.

СВОБОДНАЯ ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ КАЧЕСТВЕННАЯ ЖУРНАЛИСТИКА ЕСТЬ ЗДРАВЫЙ СМЫСЛ

ЧЕЛОВЕЧЕСТВА. ЭТИМ ОНА ИСКУПАЕТ МНОГИЕ СВОИ ГРЕХИ.

Итак, что же мы выяснили за последние две лекции?

Я утверждаю, что СМИ сегодня становятся религией, может быть, даже метарелигией (или скорее квазиметарелигией), или, по крайней мере, Церковью (квазицерковью), а журналисты — ее жрецы (некоторые — и полубоги).

Также я утверждаю, что журналистика сегодня всё более фольклоризируется.

Два этих процесса вроде бы противоположны. Религия — это высшее, духовное, норма верха и иерархии. Фольклор — низовое, бытовое, примитивно окультуренная пошлость, норма низа и демократии.

Но массовая культура, которая сожительствует вместе с серьезной (а с несерьезной, массовой, бульварной тем более) журналистикой в СМИ, естественным для себя образом примиряет, гармонизирует эти два противоположных начала. Так Иисус Христос становится superstar, то есть звездой и религии, и фольклора, и ставшей ими журналистики. Все противоречия снимаются прежде всего благодаря тому, что карнавальный обман, ставший круглогодичным и всеохватным (аудитория присоединяется к нему через экран телевизора), не оставляет времени для рефлексии.

А поскольку СМИ и журналистика в сознании абсолютного большинства людей одно и то же, поскольку журналистика сама карнавализируется (ярчайший пример на нашем телевидении — передачи Леонида Парфенова на НТВ: его авторская программа «Намедни», ныне закрытая, и спроектированная им программа «Страна и мир», но это еще утонченные формы карнавализации), оставаясь четвертой властью политической и став первой властью духовной (квазирелигией), мы и видим, что именно СМИ и именно посредством журналистики творят уже не просто массовую культуру (этим занимается главным образом шоу-бизнес и рекламный бизнес), а массовую политическую культуру, политический масскульт.

ЭТО, ВИДИМО, И ЕСТЬ СУЩНОСТНАЯ ОСНОВА ТОГО, ЧТО НАЗЫВАЮТ МЕДИАКРАТИЕЙ, ТО ЕСТЬ

ПОЛИТИЧЕСКИМ НАСИЛИЕМ, ПРОВОДИМЫМ ПОСРЕДСТВОМ СМИ В ПРЕДЕЛЬНО ПРИЯТНЫХ

АУДИТОРИИ, ТО ЕСТЬ НАСЕЛЕНИЮ, ФОРМАХ.

Здесь непременно нужно сказать еще несколько слов о пересечениях СМИ и массовой культуры и о самом масскульте. Ибо именно эти пересечения и являются материальным полем, создающим круг обмана, в котором вынужден и хочет жить современный массовый человек.

Что касается пересечения, а во многом и совпадения современной массовой культуры (масскульта), СМИ и журналистики, то эти взаимоотношения можно легко проиллюстрировать с помощью простейшей графики.

СМИ шире, объемнее журналистики — далеко не всё, что распространяется по их каналам, является журналистским продуктом. Журналистики же вне СМИ не существует (см.

рис. 1).

Продукция масскульта распространяется не только через СМИ (см. рис. 2), хотя СМИ, вопервых, — один из главных каналов тиражирования масскульта, а во-вторых, придают масскульту (и всему, что с ним связано) запредельную массовость, то есть в принципе институируют масскульт.

Все-таки рок-концерт на стадионе — это сто тысяч зрителей (потребителей масскульта), а тот же концерт в трансляции по телевидению — это десятки и сотни миллионов зрителей. Иногда — даже миллиарды. СМИ, кроме того, придают масскульту статус если и не официальной, то, по крайней мере, общественно признанной «культуры», особенно когда масскультные действия транслируются по общенациональным или государственным каналам.

Часть собственно журналистской продукции, циркулирующей по каналам СМИ, является одновременно и продукцией масскульта (см. рис. 3). Прежде всего это конечно же продукция массовой и бульварной журналистики. Только качественная журналистика и ее продукция находятся вне общего объема массовой культуры, хотя и такая журналистика отчасти транслирует образы и тексты масскульта: например, посредством неизбежного рецензирования его наиболее значимых (по масштабу, типичности, популярности и т. п.) явлений, посредством показа и описания этих явлений в репортажах качественных СМИ (они не могут не замечать столь массовых явлений), путем интервьюирования деятелей масскульта, приобретших весомый общественный статус.

Таким образом, массовая культура в очень значительных масштабах прямо или косвенно присутствует в современных СМИ, а значит, и распространяется ими на общенациональную аудиторию каждой страны, иногда — на аудиторию группы стран. Американская массовая культура транслируется вообще на весь мир, на мировую аудиторию — в первую очередь за счет кинопродукции Голливуда.

Поскольку, как мы выяснили, значительная часть того, что аудитория воспринимает как журналистику (по логике: раз это публикуется в СМИ, значит, это журналистика), и часть собственно журналистики являются по существу масскультом, то неплохо осознать, каково содержание и качество того, что эти масскультные тексты и образы несут сотням миллионов и даже миллиардам людей. Здесь я вновь предложу обратиться к Хосе Ортеге-и-Гассету, который еще в начале XX века, то есть до возникновения телевидения и, соответственно, масскульта в нынешних его вселенских масштабах, фактически описал этот феномен в своем пророческом труде «Восстание масс». Вот несколько характеристик массовой культуры, данных Ортегой-иГассетом, еще не употреблявшим этот термин:

«Тирания интеллектуальной пошлости в общественной жизни, быть может, самобытнейшая черта современности, наименее сопоставимая с прошлым. Прежде в европейской истории чернь никогда не заблуждалась насчет собственных “идей” касательно чего бы то ни было. Она наследовала верования, обычаи, житейский опыт, умственные навыки, пословицы и поговорки, но не присваивала себе умозрительных суждений — например, о политике или искусстве — и не определяла, что они такое и чем должны стать. Она одобряла или осуждала то, что задумывал и осуществлял политик, поддерживала или лишала его поддержки, но действия ее сводились к отклику, сочувственному или наоборот, на творческую волю другого. Никогда ей не взбредало в голову ни противопоставлять “идеям” политика свои, ни даже судить их, опираясь на некий свод “идей”, признанных своими. Так же обстояло с искусством и другими областями общественной жизни. Врожденное сознание своей узости, неподготовленности к теоретизированию воздвигало глухую стену. Отсюда само собой следовало, что плебей не решался даже отдаленно участвовать почти ни в какой общественной жизни, по большей части всегда концептуальной.

Сегодня, напротив, у среднего человека имеются самые неукоснительные представления обо всем, что творится и должно твориться во Вселенной. Поэтому он разучился слушать. Зачем, если все ответы он находит в самом себе?»

И далее:

«В человеческом общении упраздняется “воспитанность”. Словесность как “прямое действие” обращается в ругань. Сексуальные отношения утрачивают свою многогранность».

Разве это не о наших (и не только наших) сегодняшних СМИ — прессе и телевидении?

Или вот совершенно замечательные наблюдения Ортеги, где, помимо провидческого анализа того, чем является спорт в масскульте, возникает еще и слово «игра», о котором я буду говорить специально:

«Стремление, например, делать игру и спорт своим главным занятием; всеми средствами — от гигиены до гардероба — культивировать собственное тело; не допускать романтизма в отношениях с женщинами; делить досуг с интеллигентами, в душе презирая их, с радостью отдавая на растерзание лакеям и жандармам; предпочитать режим абсолютной власти демократическим прениям и т. д. и т. п.».

И еще одно:

«Отвращением к долгу отчасти объясняется и полусмешной-полупостыдный феномен нашего времени — культ “молодежи” как таковой. Все от мала до велика подались в “молодые”, прослышав, что у молодых больше прав, чем обязанностей, поскольку последние можно отложить в долгий ящик и приберечь для зрелости. Молодость как таковую всегда освобождали от тяжести свершений. Она жила в долг. По-человечески так и должно быть. Это мнимое право ей снисходительно и ласково дарят старшие. И надо же было настолько одурманить ее, что она и впрямь сочла это своим заслуженным правом, за которым должны последовать и все прочие заслуженные права.

Как ни дико, но молодостью стали шантажировать. Вообще мы живем в эпоху всеобщего шантажа, у которого два облика с дополняющими друг друга гримасами — угрозой насилия и угрозой глумления. Обе служат одной цели и равно пригодны для того, чтобы людская пошлость могла не считаться ни с кем и ни с чем. Поэтому не стоит облагораживать нынешний кризис, видя в нем борьбу двух моралей или цивилизаций, обреченной и новорожденной. Массовый человек попросту лишен морали...»

И вот — нечто вроде резюме:

«Человек обзавелся кругом понятий. Он полагает их достаточными и считает себя духовно завершенным. И, ни в чем извне нужды не чувствуя, окончательно замыкается в этом кругу».

Я думаю, что лучшей характеристики тому, чем является масскульт, в том числе и политический, и человек внутри него (загнанный в это «нутро» именно средствами массовой информации), не дашь: насилие, глумление, отказ от морали и романтизма в сексуальных отношениях, вульгарная ругань, ряжение под молодежь (с соответствующим культивированием и пропагандой молодежной субкультуры — сплошь массовой), спорт и игра. Разве это не то, что является основным содержанием и формой масскульта, и разве это одновременно не то, чем переполнены сегодняшние СМИ, особенно массовые и бульварные, в которых всё высокое, настоящее, благородное, истинно, а не профанно аристократическое, наконец, просто здравомыслимое и научно корректное является маргинальным?

Всё это не было бы так страшно (ведь не убил фольклор высокое искусство, религия — научные знания, а карнавал — общественное и политическое устройство), если бы сегодняшние СМИ, особенно телевидение, не были бы столь тотальны. А от тотального до тоталитарного — один шаг. Об этом — в следующей лекции.

–  –  –

так вот, это утверждение я, по крайней мере, два раза произносил при записи передач, посвященных СМИ, на разных центральных телеканалах. Оба раза при выходе в эфир фраза, не такая уж, согласитесь, и длинная, исчезала. Почему?

Конечно же потому, что редакторы программ, даже не советуясь со своим начальством, сами, инстинктивно «вырубали» крамольную формулу.

Дело в том, что на всякую фундаментальную критику телевидения на самом телевидении наложено строжайшее вето.

ТЕЛЕВИДЕНИЕ КРАЙНЕ НЕСАМОКРИТИЧНО, ОНО ПОЗВОЛЯЕТ ЛИШЬ МЕЛКОЕ НЕПРИНЦИПИАЛЬНОЕ

ДИССИДЕНТСТВО В НЕБОЛЬШИХ ДОЗАХ, НО НИКОГДА — ПОДРЫВА СОБСТВЕННЫХ ОСНОВ. ОСОБЕННО

ПЕРЕД ВНЕШНИМ ОКРУЖЕНИЕМ.

Вообще говоря, это свойство всякой большой общественной или общественнополитической системы. Такой же большой системой является демократия, существующая и развивающаяся благодаря тому, что в окружающем мире наличествуют авторитарные и диктаторские режимы. В тот момент, когда падет последний диктаторский режим в мире, на Земле рухнет и демократия. Точнее говоря, она установит свою диктатуру. Этого современная демократия ни понять, ни признать не хочет.

Но вернемся к ТВ. Итак, всё то, что тотально, рано или поздно становится тоталитарным.

Почему в этом смысле важно поговорить о ТВ, а не о других СМИ?

Прежде всего потому, что печатные СМИ и радио не тотальны, а Интернет, даже в тех странах, где он охватывает большую часть населения, по крайней мере, пока еще слишком анархичен, не имеет единого или нескольких центров организации, иными словами, власти.

(Хотя, в скобках замечу, сейчас всё больше и больше говорят о сетевых системах, которые в будущем составят серьезную конкуренцию иерархическим, точно так же как партизанские отряды эффективно противостоят сегодня современным армиям. Но это — отдельная тема.)

Телевидение тотально, ибо:

• охватывает 90—100% населения страны;

• охватывает это население каждодневно (без всяких изъятий), а в течение суток — всё то время, пока большинство людей бодрствует;

• как бы много телеканалов не было в стране, несколько общенациональных (как правило, 3—4), привлекая к себе от 100 до 60—70% аудитории, практически нивелируют весь демократизм и плюрализм, формально существующий благодаря наличию десятков, а то и сотен телеканалов;

• сами по себе общенациональные телеканалы, являясь самыми богатыми журналистскими корпорациями, глубоко иерархичны и авторитарны по внутреннему устройству. Что понятно, ибо, во-первых, это обеспечивает эффективность действия и вообще работоспособность таких больших и сложных систем, а во-вторых, в руках общенациональных телеканалов находится уникальный стратегический ресурс, которым не располагает более ни один институт в обществе или государстве, а именно — возможность одномоментного и сколь угодного по продолжительности психологического воздействия на всех граждан данного государства.

В принципе это — национальный стратегический ресурс, к которому не может быть равнодушным и само государство (власть). И государство прямо (имея государственное телевидение) или косвенно обеспечивает свой контроль над общенациональным телевидением.

Отчасти я уже касался этого, ранее объясняя фундаментальную причину того, почему российская власть при Владимире Путине взялась за ренационализацию федеральных телеканалов.

Важность этого стратегического ресурса возрастает еще и оттого, что он обладает еще одним качеством, которое обычно описывается словами «живой эфир» или «прямой эфир», а фактически является возможностью спонтанного, полностью не контролируемого и нецензурируемого обращения (или передачи иной информации) практически ко всей нации.

Никогда со времен античного полиса ни у власти, ни у кого-либо иного не было такой возможности. Во все иные времена та или иная информация, даже если она исходила от центральной власти, достигала всех граждан с растяжкой (иногда очень значительной) во времени и через множество посредников, так или иначе, сознательно или бессознательно, искажающих либо содержание, либо форму, либо эмоциональный накал информации.

Когда мы говорим о том, что, возможно, мы уже живем в эпоху медиакратии, то есть власти информационных систем (или, точнее, тех, кто их контролирует), то в первую очередь конечно же имеется в виду власть телевидения.

Печатные СМИ, скажем несколько слов об этом, по определению и факту в сумме своей более плюралистичны, чем телевидение. Во-первых, их гораздо больше, чем телепроизводителей и особенно телевещателей (ключевой субъект и тотальной власти ТВ, и медиакратии в целом).

Во-вторых, несмотря на всеохватность телевидения, каждое крупное печатное издание в отдельно взятом своем номере затрагивает больше тем, чем любой выпуск теленовостей или любая аналитическая телепрограмма.

В-третьих, в печатных СМИ все-таки действует более или менее полноценно авторское право, не позволяющее искажать или произвольно сокращать тексты авторов. Выход текста в газете или журнале, хоть и не без труда для особо дорожащего своей точкой зрения автора, можно проконтролировать, что совершенно нереально в телеэфире, даже прямом. Последнее связано с тем, что ряд передач центральных каналов, идущих в прямом эфире, используют его лишь в трансляции на Дальний Восток, а к моменту выхода «на Москву», то есть на центральную часть России, где живет больше всего людей, кое-что всё равно «корректируется». Существуют и другие приемы, как технологические, так и собственно журналистские, используемые ведущими, в конечном итоге сводящиеся к тому, что участнику программы, от которого ждут какой-либо неожиданности или неприятности, просто не удастся произнести в эфире то, что намеревался, хотя в студии эти слова могут и прозвучать.

Персонаж, пару-тройку раз испытавший на себе такие приемы, может, конечно, отказаться участвовать в программах тех или иных каналов или ведущих. Но при этом он должен быть готовым к двум вещам. Во-первых, к тому, что его имя вообще перестанут упоминать в программах этого телеканала. Во-вторых, что то же самое произойдет, несмотря на внешнюю конкуренцию, и на других равнозначных по мощи каналах. Корпоративные связи руководителей и основных ведущих телеканалов по своей прочности и закрытости не идут ни в какое сравнение с корпоративностью печатных СМИ.

Телеканалы во многом действуют по законам картеля, нигде официально не зарегистрированного, и способны организовать обструкцию любому нарушителю правил, принятых на телевидении.

В чем еще проявляется тотальность телевидения? Прежде всего в том, что именно телевидение первым сообщает массовой аудитории о новых событиях. В реальности это не совсем так, ибо первыми передают информацию, как правило, информационные агентства, но они не имеют непосредственного выхода на аудиторию, а также радиостанции, ибо большинство из них работает в режиме получасовых выпусков новостей (шаг выхода теленовостей, как правило, — 2—3 часа). Но радио в сегодняшнем мире не пользуется и сотой долей влияния телевидения, хотя и остается самым оперативным СМИ.

Итак, именно телевидение создает для массовой аудитории информационную картину дня текущего и даже будущего, ибо газеты, которые подписываются в печать поздно вечером и выйдут только на следующий день, не могут игнорировать ни содержание, ни даже сам состав новостей, о которых рассказало телевидение. Ведь главный временной парадокс ежедневных газет состоит в том, что они на 90% сообщают о вчерашних новостях, тогда как телевидение — о сегодняшних.

Этот суточный выигрыш во времени, наряду с на 2—3 порядка более масштабной аудиторией, и обеспечивает решающее стратегическое превосходство ТВ над печатными ежедневными СМИ.

Как я уже не раз говорил, событие, которое не показано по ТВ, практически не существует в сегодняшнем мире. Это правило знает исключения, но и они не слишком сильно меняют соотношение сил в системе медиакратии.

Тотальность телевидения, переходящая в его тоталитарность, отчетливее всего демонстрируется по следующим направлениям.

Первое. Формирование уже упомянутой мною информационной картины дня, которую не могут игнорировать ни другие СМИ, ни даже политики (кроме самых влиятельных, в том числе и влиятельных благодаря своим связям с ТВ).

Второе. Определяющее влияние телевидения на результаты выборов, доходящее в некоторых странах, в том числе и в России, до критических отметок.

Третье. Именно ТВ формирует сегодня, по существу, всю культурную среду жизни массового человека. Причем это «культура» в широком смысле слова — от языка, политического и потребительского поведения до предпочтений в сфере собственно культуры.

Четвертое. Телевидение и только телевидение формирует иерархию персоналий в современном обществе, причем на высших ступенях этой иерархии обязательно находятся как владельцы или топ-менеджеры крупнейших телеканалов, так и главные «лица» этих телеканалов или, как они сами себя называют, телезвезды.

Пятое. В наиболее полной мере тотальная власть телевидения пока воплощается в системе раскрутки звезд массовой культуры. Если в политике, спорте или иной сфере общественной активности еще возможен прорыв в телеэфир не с телеплощадки, то в сфере масскульта, особенно музыкального, это просто немыслимо. Здесь телевидение в буквальном смысле осуществляет масскультовый тоталитаризм.

Руководители телеканалов, ведущие тележурналисты и их клиентура в других СМИ любят говорить о том, что телевидение никому ничего не навязывает, ибо у зрителя всегда есть право и возможность либо переключиться на другой канал, либо вообще выключить телевизор и, например, только читать газеты.

Этот аргумент лукав на 100%.

Выключить телевизор сегодня — это означает просто выключить себя из активной общественной и политической жизни. Что конечно же сделать можно, но вместе с этим у такого радикала должны отпасть и все претензии на проведение какой-либо своей линии в жизни общества. От того, что ты сам не пошел на выборы президента, потому что тебе не нравится ни один из кандидатов, не случится так, что президент не будет избран вовсе, и тем более, что будет избран тот, кто тебе нравится.

Второй вариант рекомендуемого действия — переключись на другой канал — не более конструктивен. Да, конечно, нюансы в программах разных телеканалов есть, и любой телезритель их может уловить. Но это те нюансы, которые совершенно не меняют общей картины культурного тоталитаризма (в России исключением из него является, безусловно, только канал «Культура») и политического авторитаризма, которая наличествует на всех телеканалах как единое целое, а отнюдь не разделенное на обособленные части.

Относительно массовой телекультуры, всех этих развлекательных ток-шоу, игр, юмористических передач, семейных ток-шоу и т. п., не стоит даже и приводить примеры, столь всё очевидно.

Политическая же составляющая телевидения, несколько более разнообразная по нюансам идеологического сектантства, в целом конечно же даже не дает того очевидного расклада сил и идей, который демонстрируют парламентские или президентские выборы. Если сторонники левой, коммунистической, как бы к ней не относиться, идеологии, составляют минимально 30— 35% населения России, то среди российских телеканалов, как общенациональных, так и региональных, мы не найдем ни четверти, ни трети, ни десятой доли левых. Точнее, мы не найдем ни одного.

При этом нужно отметить, что

ЕСЛИ ТОТАЛЬНОСТЬ — ЭТО ОБЪЕКТИВНОЕ КАЧЕСТВО ТЕЛЕВИДЕНИЯ, ТО ЕГО ТОТАЛИТАРНОСТЬ ТАМ,

ГДЕ ОНА ВОЗНИКАЕТ, ЕСТЬ РЕЗУЛЬТАТ ЦЕЛЕНАПРАВЛЕННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ВЛАДЕЛЬЦЕВ

ТЕЛЕКАНАЛОВ ИЛИ ТЕХ, КТО ЗА НИМИ СТОИТ.

Первого избежать невозможно, второго — и можно, и необходимо. Почему возникает соблазн превратить тотальность ТВ в его тоталитарность?

Общих ответа три.

Первый ответ связан с телевидением как бизнесом. От тотальности к тоталитаризму стремится перейти любая монополия — дабы максимизировать свои прибыли.

Второй ответ — политический. Когда я, в следующей лекции, буду разбирать взаимоотношения журналистики и политики, то поговорим об этом подробно.

Третий ответ — личные эгоистические или прагматические мотивы тех, кто владеет телевидением или контролирует его иными способами.

Телевидение — не единственный институт в обществе, отличающийся качеством тотальности. Тотально (особенно в России, при практическом отсутствии самоуправления и слабости и ангажированности судебной системы) само государство. Тотален закон. Тотальна армия (вооруженные силы). Сегодня, безусловно, тотальны преступность и деньги (как единственное мерило ценности человека). Тотальны многие конфессии. Все крупнейшие бизнескорпорации.

Тотальное — это еще не обязательно тоталитарное, но чаще всего тотальное авторитарно (в большей или меньшей степени). Однако именно тотальное легче всего сделать тоталитарным — достаточно лишь политической воли и готовности какой-то части тех, кто охвачен тотальной системой, принять тотальность как норму, как закон, как спасение от какого-либо общего зла.

Субъективная воля может переломить общественную неготовность принять тотальное как тоталитарное. Поэтому, как правило, традиция или закон ограничивают возможность перехода тотальности в тоталитарность. Думаю, рано или поздно современные общества, в том числе и российское, вынуждены будут так поступить и применительно к СМИ. Армии (тотальному институту) запрещено принимать какое-либо участие во внутренней политике. И не только путем участия в военных действиях на территории своей страны или против собственного населения.

Генералам и офицерам не полагается публично комментировать и обсуждать внутриполитические проблемы. Это не значит, что они не делают этого не публично. Им также не запрещено голосовать.



Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 24 |

Похожие работы:

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «ТЮМЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» Институт биологии кафедра анатомии и физиологии человека и животных Фролова О.В. БЕЗОПАСНОСТЬ ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНОСТИ Учебно-методический комплекс. Рабочая программа для студентов 06.03.01 направления «Биология», профили Ботаника, Зоология, Физиология, Генетика, Биоэкология; Биохимия; форма обучения – очная...»

«ЛИСТ СОГЛАСОВАНИЯ от 25.06.2015 Рег. номер: 3538-1 (24.06.2015) Дисциплина: Нейрофизиология Учебный план: 37.03.01 Психология/4 года ОДО Вид УМК: Электронное издание Инициатор: Гребнева Надежда Николаевна Автор: Гребнева Надежда Николаевна Кафедра: Кафедра медико-биологических дисциплин и безопасности жизнедеяте УМК: Институт психологии и педагогики Дата заседания 21.04.2015 УМК: Протокол № 10 заседания УМК: Дата Дата Результат Согласующие ФИО Комментарии получения согласования согласования...»

«Юрий Владимирович Лизунов Михаил Александрович Бокарев Владимир Иванович Нарыков Гигиена водоснабжения. Учебное пособие http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=10254400 Владимир Нарыков, Юрий Лизунов, Михаил Бокарев. Гигиена водоснабжения. Учебное пособие: СпецЛит; СанктПетербург; 2011 ISBN 978-5-299-00455-7 Аннотация В учебном пособии отражены все основные аспекты гигиены питьевой воды и питьевого водоснабжения: физиологическое и гигиеническое значение воды; вода и здоровье человека;...»

«ЛИСТ СОГЛАСОВАНИЯ от 08.06.2015 Рег. номер: 1187-1 (21.05.2015) Дисциплина: Анатомия и физиология ЦНС Учебный план: 37.03.01 Психология/4 года ОДО Вид УМК: Электронное издание Инициатор: Плотникова Марина Васильевна Автор: Плотникова Марина Васильевна Кафедра: Кафедра медико-биологических дисциплин и безопасности жизнедеяте УМК: Институт психологии и педагогики Дата заседания 17.02.2015 УМК: Протокол заседания УМК: Дата Дата Результат Согласующие ФИО Комментарии получения согласования...»

«ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ Программа государственного экзамена по физиологии и методические рекомендации составлены в соответствии со следующими документами федерального и вузовского уровня: Федеральный закон Российской Федерации от 29 декабря 2012 г. № 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации»; Приказ Министерства образования и науки Российской Федерации от 19 ноября 2013 года № 1259 «Об утверждении Порядка организации и осуществления образовательной деятельности по образовательным программам...»

«СОДЕРЖАНИЕ 1. Общие положения 1.1. Основная образовательная программа высшего профессионального образования (ООП ВПО) магистратуры, реализуемая вузом по направлению подготовки 020400.68 – Биология (магистерская программа Физиология человека и животных).1.2. Нормативные документы для разработки ООП магистерской программы Физиология человека и животных 1.3. Общая характеристика магистерской программы Физиология человека и животных 1.4 Требования к уровню подготовки, необходимому для освоения...»

«РЕЦЕНЗИЯ На учебно-методический комплекс повышения квалификации (ПК) специальности «Анестезиология и реаниматология» Учебно-методический комплекс (УМК) по специальности «Анестезиология и реаниматология», состоит из дисциплин: специальных «Анестезиология», «Реаниматология», «Практика», «Обучающий симуляционный курс»; смежных «Общественное здоровье и здравоохранение», «фундаментальных «Патофизиология», «Клиническая фармакология», «Клиническая биохимия»; элективов «Трансфузиология» и «Альгология»....»

«РЕЦЕНЗИЯ На учебно-методический комплекс Повышения квалификации (ПП) специальности «Трансфузиология» Учебно-методический комплекс (УМК) профессиональной переподготовки (ПП) по специальности «Трансфузиология», состоит из дисциплин: специальных «Общие вопросы клинической трансфузиологии» и «Частные вопросы клинической трансфузиологии», «Практика»; смежных «Общественное здоровье и здравоохранение», «Анестезиология и реаниматология», «Реанимация и интенсивная терапия», «Гематология»;...»

«ОБЛАСТНОЕ БЮДЖЕТНОЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ «СОВЕТСКИЙ СОЦИАЛЬНО-АГРАРНЫЙ ТЕХНИКУМ ИМЕНИ В.М. КЛЫКОВА» МЕТОДИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ по написанию контрольных работ по учебной дисциплине ОП 03 Возрастная анатомия, физиология и гигиена для студентов, обучающихся заочно по специальности 44.02.01. Дошкольное образование п. Коммунар, 2014г. Методические рекомендации по написанию контрольных работ по дисциплине «Возрастная анатомия, физиология и гигиена» для студентов, обучающихся...»

«Методические рекомендации для родителей детей дошкольного возраста по реализации основной общеобразовательной программы дошкольного образования на основе Федерального государственного образовательного стандарта дошкольного образования и примерной основной образовательной программы Содержание Стр.. 3 Введение. 4 Раздел 1.1.1. Права, обязанности и ответственность родителей в сфере образования 1.2. Описание моделей реализации основной. 8 общеобразовательной программы дошкольного образования....»

«РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования ТЮМЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Институт биологии Кафедра анатомии и физиологии человека и животных Турбасова Н.В. ВОЗРАСТНЫЫЕ ОСОБЕННОСТИ ВНД ЧЕЛОВЕКА Учебно-методический комплекс. Рабочая программа для студентов направления 020400.68 Биология. Магистерская программа «Физиология человека и животных»; форма обучения – очная Тюменский...»

«РЕЦЕНЗИЯ На учебно-методический комплекс Повышения квалификации (ПК) специальности «Трансфузиология» Учебно-методический комплекс (УМК) повышения квалификации (ПК) по специальности «Трансфузиология», состоит из дисциплин: специальных «Общие вопросы клинической трансфузиологии» и «Частные вопросы клинической трансфузиологии», «Практика»; смежных «Общественное здоровье и здравоохранение», «Анестезиология и реаниматология», «Реанимация и интенсивная терапия», «Гематология»; фундаментальных...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «ТЮМЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» Институт биологии Кафедра анатомии и физиологии человека и животных Загайнова А.Б. Общие физиологические закономерности экологической адаптации человека Учебно-методический комплекс. Рабочая программа для студентов, обучающихся по направлению 06.03.01 «Биология»; профиль «Физиология человека и...»

«ЛИСТ СОГЛАСОВАНИЯ от 26.05.2015 Рег. номер: 596-1 (21.04.2015) Дисциплина: Социальная и возрастная физиология и экология человека Учебный план: 06.03.01 Биология/4 года ОДО Вид УМК: Электронное издание Инициатор: Кыров Дмитрий Николаевич Автор: Кыров Дмитрий Николаевич Кафедра: Кафедра анатомии и физиологии человека и животных УМК: Институт биологии Дата заседания 24.02.2015 УМК: Протокол заседания УМК: Дата Дата Согласующие ФИО Результат согласования Комментарии получения согласования Зав....»

«Нормативная документация: СанПиН 2.4.5.2409-08 «Санитарноэпидемиологические требования к организации питания обучающихся в общ е­ образовательных учреждениях, учреждениях начального и среднего профессио­ нального образования»; МР 2.3.1.2432-08. Нормы физиологических потребно­ стей в энергии и пищевых веществах для различных групп населения Россий­ ской Федерации. Методические рекомендации (утв. Роспотребнадзором 18.12.2008).Общие сведения: Представленное примерное меню разработано на 28-дневный...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Кемеровский государственный университет» Прокопьевский филиал (ПФ КемГУ) (Наименование факультета (филиала), где реализуется данная дисциплина) Рабочая программа дисциплины (модуля) Основы анатомии и физиологии человека (Наименование дисциплины (модуля)) Направление подготовки 39.03.02/040400.62 Социальная работа (шифр, название...»

«Аннотации к методическим и учебным пособиям Факультет ветеринарной медицины Кафедра анатомии, физиологии домашних животных, биологии и гистологии Методические разработки Составители: Чопорова Н.В., Шубина Т.П. Сравнительно-анатомические особенности костей осевого скелета и их соединений: методические разработки. пос. Персиановский: Донской ГАУ, 2014. – 19 с.Аннотация: Методические разработки предназначены для студентов 1 курса по специальности 111100.62 «Зоотехния» при изучении дисциплины...»

«РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования ТЮМЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Институт биологии кафедра анатомии и физиологии человека и животных Фролова О.В. БИОЛОГИЧЕСКАЯ И СОЦИАЛЬНАЯ ПРИРОДА ЧЕЛОВЕКА Учебно-методический комплекс. Рабочая программа для студентов направления 020400.68 Биология; магистерские программы: «Физиология человека и животных», «Экология человека»,...»

«ВОЛГОГРАДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕНННЫЙ МЕДИЦИНСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ КАФЕДРА ПАТОЛОГИЧЕСКОЙ ФИЗИОЛОГИИ СБОРНИК СИТУАЦИОННЫХ ЗАДАЧ ПО КУРСУ ОБЩЕЙ И ЧАСТНОЙ ПАТОФИЗИОЛОГИИ Учебное пособие Волгоград 2014 Предисловие Это пособие представляет собой сборник клинико-патофизиологических ситуационных задач. Все материалы подготовлены сотрудниками кафедры патофизиологии ВолГМУ на основе Государственных образовательных стандартов высшего профессионального образования (2002 г.), квалификационных характеристик...»

«ЛИСТ СОГЛАСОВАНИЯ от 08.06.2015 Рег. номер: 636-1 (22.04.2015) Дисциплина: Психофизиология Учебный план: 37.03.01 Психология/4 года ОДО Вид УМК: Электронное издание Инициатор: Плотникова Марина Васильевна Автор: Плотникова Марина Васильевна Кафедра: Кафедра медико-биологических дисциплин и безопасности жизнедеяте УМК: Институт психологии и педагогики Дата заседания 17.02.2015 УМК: Протокол №6 заседания УМК: Дата Дата Результат Согласующие ФИО Комментарии получения согласования согласования Зав....»







 
2016 www.metodichka.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Методички, методические указания, пособия»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.