WWW.METODICHKA.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Методические указания, пособия
 


Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |   ...   | 24 |

«Это единственная выложенная в Сеть мною самим электронная копия моего учебника «Как стать знаменитым журналистом». Все иные сетевые копии этой книги выложены без моего разрешения и ...»

-- [ Страница 21 ] --

В этой борьбе тем не менее Кремль отфиксировал два существенных для него (особенно для некоторых новых его обитателей) момента. Первый: суммарно СМИ «Медиа-Моста» выступали против политики государства в Чечне.

Второй: критика всех действий Кремля, Путина, его команды, особенно в той части, которая досталась ему в наследство от Ельцина, как правило, совпадала с аналогичной критикой, исходящей из западных столиц.

Сложилось впечатление (по мнению некоторых, ложное), что действия «Медиа-Моста» синхронизированы и даже скоординированы с рядом зарубежных официальных и неофициальных структур.

Апрель 2000 года. Кремль и Путин начинают формировать новую политику, команду и идеологию своих действий. По всем этим пунктам «Медиа-Мост» пытается пропагандистски навязать Путину свои правила игры. Он требует, чтобы Путин: (1) освободил Кремль от «ставленников и членов Семьи»; (2) разоблачил «коррупцию Семьи»;

(3) ограничил приход во властные структуры «людей из ФСБ»; (4) не проводил «жесткую линию» по отношению к Западу; (5) приостановил боевые действия в Чечне.

Опять же реально или ложно, но Кремль ощущал, что холдинг «Медиа-Мост» и лично Владимир Гусинский, проиграв в разрешенной правилами предвыборной борьбе, не прекратил свои действия как субъект российской политики, то есть ведет себя как то, что я называю олигополией — группой, оспаривающей само право на власть у центральной власти.

Вообще-то говоря, все средства массовой информации России писали о том же самом, что и СМИ «Моста», в разной концентрации, в разном наборе. Но никто из них не требовал как бы постоянного отчета власти перед собой, не тыкал Кремлю в нос тем, что понравится, а что не понравится Западу. Кроме того, СМИ «Медиа-Моста» постоянно либо обвиняли, либо подозревали публично Кремль в попытке зажима свободы слова — когда к этому были хоть малейшие поводы и даже когда их не было.

Подспудно развивалось недовольство слишком активной деятельностью Владимира Гусинского как председателя Русского еврейского конгресса и вице-президента Всемирного еврейского конгресса, что давало действиям «МедиаМоста» дополнительное политическое прикрытие международного масштаба. «Медиа-Мост» таким образом как бы выходил из-под юрисдикции России, продолжая оставаться одним из субъектов ее политики.

Такая история борьбы, или, если хотите, холодной войны, «Медиа-Моста» с Кремлем — если я даже описываю ее только и исключительно так, как она виделась из-за кремлевских стен, — неминуемо должна была привести к горячей развязке.

Экономические, закулисные и иные попытки урезонить «Медиа-Мост» не давали эффекта. Тем более что все они с помощью СМИ этого холдинга моментально интерпретировались как наступление на демократию и свободу слова, а это постоянно портило международный имидж России вообще, новой команды Кремля и нового президента в частности. Хотя по большому счету (да и по небольшому) никаких ограничений свободы слова или свободы печати Кремль не вводил ни вообще, ни конкретно по отношению к СМИ «Медиа-Моста».

Словом, с некоторых пор Кремль стал реально воспринимать Владимира Гусинского и весь его холдинг не только как субъект политики, что в принципе недопустимо для бизнес-группы, не только как образец нелояльности, что вообще-то допустимо (но не в сочетании с первым), но и как субъект оппозиционной и даже антигосударственной политики.

Диагноз был поставлен. Терапевтические методы решения не помогли. Перешли к хирургическим.

ГОРЯЧАЯ СТАДИЯ (МАЙ—ИЮНЬ) В мае была проведена силовая акция против ряда немедийных структур «Медиа-Моста». То ли неряшливо спланированная, то ли намеренно грубо осуществленная.

«Медиа-Мост» ответил защитной волной пропаганды (допустимо), судебными исками (допустимо). Но этим он не ограничился.

«Медиа-Мост» крайне оперативно, продемонстрировав силу своих международных связей, обратился за защитой «от российской власти» не в международные журналистские организации, не в международные суды, юрисдикцию которых Россия признаёт, а в комиссию американского Конгресса — то есть к властям другой страны. Причем страны, от которой Россия кое в чем продолжает зависеть (как и почти все остальные в сегодняшнем мире).

Более того, случайно или намеренно, но медиахолдинг, не только проявляющий оппозиционность к Кремлю и лично президенту Путину, жаловавшийся на Кремль и Путина в американский Конгресс, то есть парламент чужой страны, получил и демонстративную поддержку главы исполнительной власти этой страны: президент Клинтон посетил радиостанцию, входящую в этот холдинг, в ходе своего визита в Москву, обсуждая там, хоть и в обтекаемой с его стороны форме, «проблему» свободы слова в России.

И еще более того — одновременно госсекретарь США Мадлен Олбрайт посетила в Москве же, то есть в ходе визита президента США к президенту России, «Свободу» — уже откровенно (в сравнении с «Эхом Москвы», радиостанцией очень плюралистичной) антипутинскую и антикремлевскую радиостанцию. Это был еще более демонстративный демарш. Кремль не мог воспринять это как всего лишь поддержку свободы слова — на сей случай хватило бы и клинтоновского визита на «Эхо Москвы».

Кремль воспринял это как пощечину.

Следующий раунд борьбы, с обеих сторон перешедшей в открытую войну, стал неизбежен.

Тринадцатого июня — с арестом Владимира Гусинского — этот раунд начался.

Может ли проиграть его Кремль? Может: если не предъявит убедительнейших доказательств вины Гусинского.

Что за этим поражением должно последовать?

Как минимум Путин должен будет отправить в отставку всех причастных к аресту Гусинского лиц. Какие бы посты они ни занимали. Это уже много.

Кремль должен будет извиниться. И это еще не самое страшное. Кремль должен будет публично признать свое поражение. И с этим Путин поедет на Окинаву. Пред светлые очи «Большой семерки».

Кремль не может допустить этого.

И он, Кремль, прав, что не хочет и не может этого допустить.

Вопрос в том, есть ли у Генпрокуратуры законные методы и доброкачественные улики, чтобы этого не допустить.

Не знаю, разумеется.

ПОСАДИТЬ ОЛИГАРХА

Посадить олигарха — это было почти всеобщей мечтой. Зачем? А затем, чтобы показать, что в стране началась борьба с коррупцией. От Путина очень многие ждали осуществления этой мечты. А многие — фактически требовали этого. А некоторые — прямо указывали, какого олигарха надо посадить.

Тем, кто желал, требовал и указывал, казалось (не всем, но большинству), что это так легко. И так полезнооздоровительно. Особенно если сделать правильный выбор.

Посадить олигарха (в смысле: арестовать его) легко — как почти любого человека. Но дальше начинается самое сложное. Чем больше сидит в тюрьме просто человек, тем больше о нем забывают.

Чем дольше сидит олигарх, тем больше проблем у тех, кто его посадил (или косвенно дал согласие на это).

Олигарха не забывают, тем более, когда у него есть СМИ, которыми он прямо владеет. Тем более если этот олигарх — известнейшая фигура, влиятельнейший российский политик (по факту), руководитель одной из самых влиятельных в мире международных организаций.

Конечно, это дело политическое, а не уголовное. Если даже основа его, реальная или сфабрикованная — не важно, чисто уголовная.

Нельзя заткнуть рот СМИ «Медиа-Моста» — докажешь искомое: что ты против свободы слова.

Кроме того, это бесполезно. Об олигархе не забудут другие российские СМИ и будут задавать те же вопросы, на авторство которых монопольно претендует «Медиа-Мост».

А Конгрессу США или Международному еврейскому конгрессу вообще рот не заткнешь....

Наконец, есть такая корпорация — олигархи. Это они в обычной политике и в обычном бизнесе конкуренты друг другу, порой жесткие и жестокие. Но тогда, когда их затрагивают «как класс» и столь грубо, — это будет единая когорта.

Если и был расчет, что большинство журналистов не поддержат протесты СМИ «Медиа-Моста» по событиям 11 мая, то только потому, что эти события действительно реально не затрагивали ни НТВ, ни газету «Сегодня», ни «Эхо Москвы». Если бы затронули — на улицы вышла бы вся журналистская Москва. Не мог же Кремль поверить в конъюнктурные и неприличные репризы некоторых митингующих о том, что остальных объял страх. За холдинг «Медиа-Мост» я на митинг не пойду, а за «Эхо Москвы» и за право НТВ говорить то, что оно говорит, — пойду.

Не мог Кремль поверить и в то, что олигархи смирятся с арестом Гусинского просто потому, что СМИ «МедиаМоста» чаще других намекали на то, кого бы на самом деле нужно арестовать.

Нормальная, естественная корпоративная этика, инстинкт самосохранения, наконец. Их никто отменить не может.

Поведение и политику Гусинского не одобряли многие олигархи. Но арестовывать Гусинского можно было только тогда, когда и если всем открыто и моментально предъявляются бесспорные (бесспорные в квадрате) доказательства его вины.

Если те, кто принимал решение об аресте, не понимают этого, мне неясно, что вообще они понимают в политике, в управлении страной в условиях даже нашей незрелой демократии.

Конечно, это не значит, что завтра, если серьезнейших доказательств вины Гусинского не будет предъявлено, в России случится народный бунт или государственный переворот. Но это значит, что в России люди опять станут равнодушны и к судьбе самой страны, и к идее укрепления государственной власти. А настоящая крепость государственной власти всегда зиждется на неравнодушии к ней людей. Но, естественно, не на неравнодушии страха.

Кроме того, Кремль сплотил своих врагов. Не укрепив пока свою опору в массах, он резко ослабил свою базу в элите.

Короче, в элите возникло «дело Путина».

«ВСТАТЬ, СУД ИДЕТ!»

Подведу промежуточные (ибо к этой теме придется еще возвращаться) итоги.

Представлять холдинг «Медиа-Мост» и лично Владимира Гусинского как группу диссидентов, борющихся за свободу слова против злокозненной власти, просто смешно. «Мост», его СМИ и сам Гусинский — это бизнес и большая политика, опасно расходящаяся, по мнению Кремля, с национальными интересами России: Чечня, дискредитация президента Путина, оказание давления на Кремль с помощью иностранных и международных институтов.

Но правда состоит и в том, что «Медиа-Мост» действительно вел консолидированную политику во всех этих направлениях, где переходя за грань дозволенного, где идя прямо по ней. Другое дело, что политический анализ, даже очень верный, не может быть поводом для открытия судебного дела, если нет юридически четких доказательств.

Кроме того, не исключено, что существует еще и бизнес-аспект этого противостояния.

Есть информация, что в последние недели со всеми олигархами были проведены беседы, в которых было указано, какие суммы каждый из них должен вернуть из-за рубежа в Россию. Если такая беседа проводилась и с Гусинским, то его ответ мог не удовлетворить Кремль. Собственно, это косвенно подтвердил в Мадриде Путин своими рассуждениями о «финансовой ловкости» Гусинского.

Наконец, «Медиа-Мост» постоянно обыгрывал Кремль пропагандистски, переводя всякий раз свои конфликты с властью в сферу публичной политики и в плоскость попыток ограничить свободу слова.

Есть ли уже угроза свободе СМИ в России? На мой взгляд, по-прежнему пока нет, но власть подошла к опасной черте, за которой такая угроза уже лежит. Особенно если вина Гусинского доказана не будет. Ведь тогда надо что-то делать. А что?

Поэтому сейчас многие эту угрозу воспринимают как реальную.

И последнее.

Путину как президенту лучше знать о таких акциях, чем не знать.

Если акции против столь известных людей готовятся, то им должна предшествовать соответствующая пропагандистская подготовка (в нашем случае хотя бы объявление очередной кампании по «борьбе с коррупцией»). И комментарии причастных к делу должностных лиц должны следовать незамедлительно, ибо все пустоты заполняются версиями СМИ.

Общественное мнение в политикообразующем классе в таких ситуациях априори настроено против правоохранительных органов. И такие масштабные акции должны не подрывать дополнительно доверие к этим органам, а укреплять его. Имеем — прямо противоположное.

Люди в подобных ситуациях мыслят просто (и это естественно). Никто не думает: я не такой, как Гусинский, а потому меня не могут арестовать. Вопреки юридической логике, но согласно логике житейской, думают иное: я не такой, как Гусинский, значит, меня могут тем более. И это действительно рождает страх в обществе. Чувство мерзкое и опасное.

Наконец, нельзя бороться одновременно против всех: и против губернаторов, и против олигархов. Если даже борьба благородна.

Сейчас практически не доказать, что это не борьба «против свободных СМИ» и что Гусинский избран, поскольку он «самый плохой олигарх», а не потому, что он «критикует Кремль».

Большая ошибка приводит к большим негативным последствиям. Последствия — уже налицо. Значит, была и ошибка.

Зачем ее сделал Путин или кто-то за него?

*** «Дело Гусинского» и «дело Путина» слушаются одновременно и публично.

–  –  –

УРОКИ ВОССТАНИЯ

КАК И ПОЧЕМУ «ДЕЛО ПУТИНА» ЗАТМИЛО «ДЕЛО ГУСИНСКОГО»

Скоротечная — в историческом масштабе — тюремная эпопея Владимира Гусинского моментальной вспышкой осветила современную политическую психологию российского общества. С предельной четкостью стали видны ее самые тайные (в смысле недоступности для обычного, без тонких социологических замеров, зрения) закоулки.

Поскольку, по версии одних участников инцидента, власть восстала на демократические свободы, а по очевидной фабуле того, что произошло после ареста, восстание — во всяком случае в первой своей фазе — захлебнулось, неплохо бы осознать его, восстания, уроки.

Хотя впереди нас, безусловно, ожидает вторая фаза конфликта — раз ни восставшие, ни те, кто им противостоял, не разгромлены, будет и новый приступ. А если посмотреть так, как смотрят с другой стороны: это «Мост» во главе с Гусинским поднял восстание против Кремля (политическое, информационное — не важно), а Кремль ответил контрударом (не слишком успешным) — то и передышки-то никакой нет, всё только в самом начале. Исхода восстания еще нет, а уроки всё равно есть.

Но прежде о том, почему все-таки Гусинского отпустили в пятницу вечером, что, безусловно, как минимум стало поражением власти, если и не в генеральном, то в одном из главных сражений? И это при таком упорстве ведения боя целых трое суток.

Причин отступления власти, на мой взгляд, три (главных, тех, что определили решение отступить).

Первая. Действия власти открыто не поддержала ни одна из значимых общественных или политических сил.

Вторая. Власть поняла, что публичный имидж олигарха Гусинского стремительно, хотя и не без усилий пропаганды, эволюционирует в направлении диссидента № 1, эдакого академика Сахарова-2000. Еще чуть-чуть — и речь зайдет о выдвижении на Нобелевскую премию. Не исключено, что здесь власти просто не хватило выдержки — процесс мог и остановиться. Но расчет, видимо, был на столь же стремительную эволюцию этого имиджа в прямо противоположном направлении: от олигарха к уголовнику.

Третья причина связана с возвращением Путина в Москву в субботу. Президент, по очевидному замыслу инициаторов операции, кто бы ими ни был, должен был вернуться если и не к победе, то, по крайней мере, к окончанию горячей фазы борьбы. Он не должен был стать участником сражения. Но горячая фаза только горячела, что вынудило бы Путина лично втянуться в сражение. А это не было предусмотрено сценарием, да и в самом деле не в интересах президента, хотя и ясно, на чьей стороне его симпатия.

Словом, крепость нужно было взять стремительным приступом, а получилась затяжная осада с неочевидными перспективами. Более того, если воспользоваться моей метафорой из предыдущей статьи на эту тему, «дело Гусинского» (кстати, еще и потому, что оно менее интересно обществу) стремительно вытеснялось «делом Путина», гораздо более значимым. Ведь не интересовалось же общество справедливостью обвинений сокамерника Гусинского — «интеллигентного фальшивомонетчика». Ибо Гусинский против Путина всё равно что фальшивомонетчик против хозяина НТВ.

А теперь — об уроках восстания, кто бы и против кого бы (или чего бы) его ни поднял.

Урок 1. Несмотря на все разговоры об информационной мощи государства (власти) в России, у нашей власти нет не только информационной мощи, но даже и информационной армии.

Информационная мощь власти (даже в относительно демократическом обществе) есть лишь сумма поддержки действий этой власти большинством общенациональных СМИ (или населением в целом).

Урок 2. Специалисты по публичной политике сильнее силовых структур — даже если и те, и другие действуют профессионально, чего в данной коллизии не наблюдалось.

Адвокат и журналист — публичная профессия, а следователь (в России) — всего лишь следователь. Пропагандистски прокуратура была просто разгромлена. Наши силовые структуры вообще дети в публичной политике.

Урок 3. У Путина нет квалифицированной команды (возможно, это не его личная проблема, а проблема вообще нашего государства), а у Гусинского — есть.

Урок 4. Пропаганда если и не важнее сути дела, то, по крайней мере, равнозначна ей.

Это было известно всем и до заключения Гусинского. Всем, кроме наших чиновников, привыкших действовать только закулисно.

Урок 5. СМИ давно уже являются в России реально четвертой властью, а при слабости и забитости судебной системы в стране — по реальной мощи выходят даже на третье место.

Урок 6. Бизнес в сфере СМИ в России — это чистая политика, а в сфере нефти и всего остального — всего лишь бизнес в смеси с политикой.

Любого нефтяного олигарха можно было закатать в тюрьму и без сотой доли тех проблем, которые возникли с Гусинским.

Урок 7. Для Запада и во многом уже для нас свобода слова в России — «священная корова», если даже при этом используется двойная бухгалтерия.

Не случайно Клинтон, комментируя случай с Гусинским, фактически назвал его «членом сообщества журналистов».

Урок 8. В противостоянии Кремля с Гусинским и Малашенко проявилась их глубокая идеологическая несовместимость.

Кремль мыслит мир в рамках национальных государств, а владельцы НТВ — в рамках транснациональных корпораций. Поэтому обе стороны были во многом искренни в своих поступках и словах. Для Путина и Кремля у России есть интересы вне и помимо Запада, для Гусинского и Малашенко — таких интересов нет.

Урок 9. Почему массы населения, не самые низы, а наиболее активная часть масс, не возрадовались посадке олигарха? Потому что, во-первых, даже греховность нынешней жизни по-человечески слаще безгрешности (если даже она была) прежней.

Потому что, во-вторых, Гусинский, посаженный в тюрьму, превратился в символ пресечения надежд сотен тысяч разбогатеть.

Урок 10. Почему интеллигенция, давно уже сравнявшаяся с народом в силе обличения олигархов, ударилась если не в истерику, то в пропаганду по поводу посадки Гусинского? Часть — потому что народ от олигархов ничего не получает, а целые отряды интеллигентов от конкретных олигархов — получают, и много.

Нет более эгоистического общественного слоя, чем интеллигенция.

Другая часть интеллигенции, вечно размышляющая о добре в мире зла, в котором она живет, способна найти выход из этого парадокса лишь в разделении (для удобства жизни и психологически-философского комфорта) зла (олигархической системы) на персональных носителей добра и персональных носителей зла.

Третья часть — потому что она всегда не доверяет власти. Особенно если власть ее не кормит (как кормила в СССР).

Еще — западники (а это если не больший, то наиболее активный отряд нашей интеллигенции) вступились за западника, боясь (и часто не без оснований) всего русского (не в этническом, а в историческом смысле).

Наконец, интеллигенция наша, чаще всего не умея работать качественно, любит качественные вещи. Обломовы вступились за Штольца. Качественный продукт пропаганды НТВ оказался привлекательнее некачественного продукта прокуратуры.

Урок 11. Кремль подорвал свои позиции своей неискренностью.

Он обнажил методы, но спрятал цели. «МедиаМост» фактически не скрывал целей — выжить; и далее, правда, следовало: чтобы нести правду обществу, что в общем-то тоже, несмотря на неполную искренность, казалось и благородным, и понятным. Поэтому на методы никто уже не обращал внимания. (Это, кстати, совсем так, как удалось федеральным войскам в Чечне — за что их и критиковали СМИ «Медиа-Моста». Но себе всегда позволено то, что не дозволяется другим.) Коль скоро Кремль не проартикулировал свою цель, ее за Кремль сформулировал сам «Медиа-Мост»: репрессии за правду. Но это могло показаться слишком эгоистичным, а потому незначительным. И угроза с одного «МедиаМоста» была перенесена на всё общество — ликвидация свободы слова вообще. И в противовес «делу Гусинского»

«Медиа-Мост» открыл «дело Путина», которым, не в пример прокуратуре, занимается скрупулезно, каждый день, не жалея ни сил, ни эфирного времени.

А прокуратура — с какими-то там ничтожными миллионами долларов. Когда общество знает, что десятки миллиардов этих долларов уже ушли налево.

Кроме того: Кремлю казалось, что он посадил одного человека. Что за невидаль для России (да и любого почти крупного государства)! А НТВ показало, что судить собираются (а то и сажать) — тысячи, как минимум, сотрудников «Медиа-Моста». Такой масштаб уже пугает. Не случайно три дня прежде всего НТВ сулило то ли задержание, то ли арест Игоря Малашенко на границе. Цепь арестов должна быть продолжена — это вызывает страх. Грамотная защита эффективней безграмотного нападения.

Урок 12. Я по-прежнему остаюсь при своем мнении, что репрессия против Гусинского была политической (что боялся признать Кремль), но не из-за того, что писали и показывали СМИ «Медиа-Моста» (это же писали и показывали многие другие), а из-за того (и этого не хотели признать руководители «Медиа-Моста»), что Кремль видит в империи Гусинского оппозиционную и даже антигосударственную (в некоторых действиях) политическую силу, всё больше и больше выходящую из-под юрисдикции России, но действующую на российском политическом поле.

Вообще говоря, Кремль квалифицирует «Медиа-Мост» как радикально-оппозиционную политическую протопартию, действующую под видом медиахолдинга. Многое подтверждает истинность такой квалификации, в частности: железная идеологическая дисциплина, царящая в империи Гусинского, и сотрудничество прежде всего с политическими, а не бизнес-субъектами в России и в мире.

Но — это очень большое «но» — в демократическом обществе просто «за политику», даже оппозиционную, наказывать незаконно. А доказать антигосударственность этой политики, если она даже есть, крайне сложно — если только никто не швыряет бомбы в государственных чиновников.

Политический же анализ, даже самый квалифицированный, — не есть сумма вещественных доказательств для уголовного преследования. Не говоря уже о том, что он может быть и ошибочным, а может и основываться на разных идеологиях (см. урок 8-й).

И поиск в этом случае зацепки в виде чисто уголовного повода, даже реального, — дело почти проигрышное.

Политическая подоплека всплывает на поверхность автоматически. И сразу получается то, что и почти получилось, — «преследование инакомыслящих».

Урок 13. «Медиа-Мост» конечно же не является оплотом демократии в России.

И даже необходимым ее элементом. Необходимым элементом демократии в России является вся система нынешних негосударственных СМИ, в которой «Медиа-Мост», а точнее НТВ, занимает видное место.

Но и Кремль (и даже прокуратура) не являются главными угрозами демократии в России, зато являются необходимыми (прокуратура — в реформированном и качественно усовершенствованном виде) элементами государственного устройства, в том числе и демократического.

Кроме того, все эти структуры (Кремль, прокуратура, НТВ) на 99,99% заселены гражданами России и ее, как выразился Путин, резидентами.

Поэтому все мы заинтересованы в том, чтобы оба встречных восстания погасили друг друга. Как? Это отдельный и, как сейчас модно выражаться, политтехнологический вопрос.

Но то, что восстания нам (стране) не нужно, — главный урок этого восстания (восстаний).

Ответственные люди (граждане) не будут науськивать одних на других (что, к сожалению, происходит).

Побежденных быть не должно. Хотя бы публично побежденных.

Кроме как в суде. Ибо это единственное поражение, которое в демократическом обществе считается не унижающим проигравшего. Если даже справедливость при этом и торжествует не в полном объеме, а обиды остаются.

P.S. Да, забыл ответить на главный вопрос последних дней: ты за кого — за большевиков или за коммунистов? То бишь за Кремль или за Гусинского? Чапай ответил бы так: я за Интернационал, по-современному — за демократию и свободу слова.

Нет, я конкретней и прагматичней Василия Ивановича. Я за Кремль без глупостей и НТВ без пропаганды. А возможно ли это? Постепенно и в неполной, конечно, мере, но возможно.

P.P.S. Дописал статью и посмотрел «Итоги» Евгения Киселева. В них НТВ (именно НТВ в целом, ведь данная передача не проходная, а принципиальная, в деталях продуманная) приписало мне «оправдание» или «защиту»

то ли позиции, то ли действий Кремля в «деле Гусинского». То есть солгало. Нигде я не оправдывал и не защищал эти действия, да и эту позицию. Я их объяснял.

Почему НТВ лжет по, казалось бы, столь незначительному поводу? Почему пользуется не только пропагандой, утверждая, что бизнес Гусинского — всего лишь держать «будку гласности», но и прямой ложью?

Я знаю причину, вернее — одну из причин. Это месть. НТВ очень мстительно — это знают многие в Москве, потому и боятся сказать что-либо нелицеприятное об НТВ или Гусинском. Сам Владимир Гусинский — а я знаю его довольно хорошо и давно, видел от него и добро — не забывает обид. И любимое его детище — так же, как, по метафоре Доренко, вурдалаки, улавливающие тайную музыку Путина, — чутко и дисциплинированно улавливает настроения шефа.

«НГ», я лично писали и говорили о «деле Гусинского» не так, как хотелось бы НТВ. Но этот телеканал, кичащийся своей нелояльностью Путину, не терпит никакой нелояльности по отношению к себе. Там очень внимательно читают и фиксируют всё написанное и сказанное об НТВ, Гусинском и других руководителях «МедиаМоста». И всё калькулируют. И ничего не забывают. Попасть в черные списки НТВ боятся многие московские журналисты и политологи. Кто не с нами, тот против нас — это один из скрытых от посторонних глаз мотивов очень многих пассажей и картинок в политических программах НТВ.

Один из многоопытных в московской политике людей сказал мне после моего последнего выступления в программе «Время» (выступления, посвященного «делу Гусинского»): «Вы сказали слишком много, будьте осторожнее — вам будут мстить».

Я в этом и не сомневался. И НТВ послало свою первую «черную метку», не погнушавшись ложью.

Впрочем, это — лишь мое личное дело. Однако вот общезначимый вопрос: если НТВ использует ложь по столь незначительному поводу, то всегда ли оно говорит правду об остальном?

20 июня 2000 г.

О ПУТИНЕ, БЕРЕЗОВСКОМ И СВОБОДЕ СЛОВА

ТЕЗИСЫ НА ЗЛОБУ ДНЯ

Поскольку, находясь в отпуске, я не наблюдал во всей полноте развитие трагической ситуации с «Курском», в том числе — и реакцию российских СМИ на эти события, то, вернувшись в Москву в позапрошлую субботу, решил на случившееся не откликаться. Пожар на Останкинской башне, казалось бы, отвлек от «Курска»

вектор общественного внимания, но из-за его скоротечности, а также из-за того, что у целого ряда СМИ к Путину накопились, мягко выражаясь, серьезные претензии, телевидение и газеты «Курск» не забывают. Точнее говоря, не столько «Курск», сколько Путина в связи с «Курском». Причем объективность здесь многими потеряна полностью, что, видимо, и послужило причиной того разговора, который состоялся, по словам Бориса Березовского, у него с представителем кремлевской администрации, в результате чего, в свою очередь, Борис Березовский написал свое уже вчера наделавшее шуму письмо президенту России.

Интереснейший документ. И очень важный, ставящий многие вещи на свои места.

Нет возможности сегодня комментировать ситуацию подробно, поэтому выступлю тезисно.

Тезис 1. На 95% Борис Березовский в своем письме прав.

Тезис 2. Неправ он на те 5%, в которые вкладывает надежду, что «представители творческой интеллигенции», которым он собирается наряду с журналистами передать управление ОРТ, не приведут политику телеканала к искомому для Кремля результату.

Тезис 3. Но и Путин (или Кремль) в своем недовольстве необъективностью освещения поведения президента в связи с аварией «Курска» прав.

Я застал лишь отголоски этого, но видел, что Путина буквально размазывали по стене, навешивая на него все мыслимые и немыслимые, реальные и мифические грехи.

Размазывали преднамеренно, жестоко, необъективно и очень часто грязно.

Даже разговор Путина с родственниками погибших, в целом проведенный Путиным достойно, почти полностью извратили.

Попробуйте сами поговорить с родными сразу 118 погибших, не желающих верить, что их отцы, мужья, сыновья мертвы. Люди хотят одного — вселения в них надежды, что кто-то еще жив и его спасут. Второе, чего хотят люди в такую минуту, — имен виновных и их наказания. Иной логики нет. И нет такого человека, который удовлетворит поверженных горем людей правдой. Только ложью. А Путин сам лично не слишком к ней предрасположен. Лгать не хотел. Да и не умеет.

Конечно, Путин совершил две ошибки в этом разговоре (я не беру в расчет путаницы с некоторыми цифрами — это в чистом виде вина аппарата). Первая: он не захотел назвать одного-двух виновных из военных, дабы предать их тут же публичной гражданской казни. Вторая: он несколько раз повторил, что журналисты врут.

По большому счету Путин прав был и в первом, и во втором случаях. Конкретных виновных он не знал — не захотел быть несправедливым к живым, зато оказался вроде бы несправедлив к мертвым. И

ТО, ЧТО ЖУРНАЛИСТЫ ВРУТ, ВРУТ МНОГО — ТОЖЕ ПРАВДА. НО НЕЛЬЗЯ ЭТОГО ГОВОРИТЬ, ОСОБЕННО

В СТРАНЕ, ГДЕ ДОВЕРИЕ К ВЛАСТИ (ДА ЕЩЕ В ТАКИЕ МИНУТЫ) НАМНОГО НИЖЕ, ЧЕМ ДОВЕРИЕ К

ЖУРНАЛИСТАМ.

Ему не поверили родственники погибших, зато журналисты на него обозлились.

Нынешний Кремль не умеет работать с прессой. Это есть реальность, данная нам не только в ощущениях, но и в знании.

Тезис 4. Наверное, Путин неправильно вел себя во время аварии и сразу после нее.

Тут вроде бы все едины, я сам — не видел. Но уж он точно не виноват в том, что случилось с «Курском». И прав в том, что первый вопрос, узнав о трагедии, задал не о людях, а о ядерной установке. В первом не виноват, потому что не при нем разрушали флот (и армию вообще). Во втором прав, поскольку именно такой вопрос должен был задать в первую очередь президент ядерной сверхдержавы. Другое дело, что на людях, публично, нужно было сказать прямо противоположное. Не всё хорошо, что правда.

Тезис 5. Теперь собственно о СМИ и свободе слова.

Многим не понравилось, когда я в начале года написал об «управляемой демократии». Одни мой диагноз приняли за мой рецепт. Другие предпочитают не видеть очевидного.

Но управляемая демократия — это еще не мобилизационная политика. Управляемую демократию можно вводить незаметно, под сурдинку. А мобилизационную политику надо объявлять публично, объясняя людям, во имя каких высших ценностей и целей и на какой срок она вводится.

Мобилизационная политика — это уже ограничение свободы слова. При управляемой демократии свобода слова неприкосновенна — и формально, и по сути. Она лишь корректируется специальными действиями государства.

Тезис 6. Олигополии как конкурирующие с госвластью квазипартийные структуры должны быть уничтожены.

Кому бы они ни принадлежали. Что Гусинскому, что Березовскому. Но не входящие в них СМИ.

Госкапитализм возможен в экономике, но в СМИ госкапитализм равен авторитаризму и отсутствию свободы слова и свободы печати.

Можно или даже нужно было вытеснить Гусинского как нелегального политического игрока с легальной политической сцены. Можно или даже нужно сделать это с Березовским. Но управление и владение ранее принадлежащими им СМИ можно передавать только в частные руки — никак не государству. Пусть лояльные, но частные.

Что будет в ином случае?

А то, что мы имеем с московским каналом, — сервильность по отношению к московским властям и соответствующее качество. И то, что, к сожалению, всё быстрее — даже под водительством такого телебожества, как Олег Добродеев, — происходит с каналом вторым. Да, он во многом (далеко не во всем) объективнее НТВ и ОРТ. Но заметно это лишь на фоне необъективности НТВ и ОРТ. Уберите фон — у РТР останется одна сервильность, всё, увы, нарастающая.

Что же до лояльности — то и тут тоже не надо обольщаться. Во-первых, заметна она и значима тоже только на фоне нелояльности — иначе ее ценность теряется.

Во-вторых, и Гусинский был лоялен Ельцину в 1996 году. И Березовский — Путину осенью 1999-го — весной 2000-го. Лояльность есть производное от либо интереса, либо подчинения, либо идейного сродства.

Но лояльность подчинения хороша лишь в армии и на госслужбе — а всех граждан туда не зачислишь. Идейная лояльность в массовых масштабах невозможна в современном обществе. Следовательно, остается интерес. Самая прочная, но и проходящая лояльность. Ее и нужно добиваться, не уничтожая интересы и их носителей, а учитывая силу этих интересов в обществе. Ведь и лояльность народа огосударствлением СМИ не приобретешь. Народу нужно другое. Чиновникам, причем не самым талантливым, нужно это.

Тезис 7. Незначительные числом, но масштабные достижения эпохи Ельцина (родившиеся еще при Горбачеве) — демократию, свободу слова и рынок (пусть в неразвитых и порой извращенных формах) надо не отменять, а совершенствовать.

Иного, как говорили недавно, не дано. Нельзя отбирать у людей то, что они имеют хорошего.

Реформаторы попробовали этот эксперимент с советским наследием — обрушили страну и рухнули сами. Можно лишь к хорошему добавлять лучшее или, по крайней мере, тоже хорошее.

Тезис 8. Свободу слова в России отменить или ликвидировать уже нельзя.

Это — медицинский факт. Из этого нужно исходить, строя все свои планы. Кто думает иначе — враг не только общества, но и самого нынешнего президента. Это не означает, что все сторонники свободы слова друзья России и Путина.

Тезис 9. Ельцин оставил Путину разоренную страну и демократические декорации.

Если убрать демократические декорации — страну не возродишь, это сложнее. А вот оказаться в истории России и мира губителем немногих достижений ельцинской эпохи, то есть стать не крупнее Ельцина, а мельче его можно легко.

Тезис 10. Возникла ли опасность для свободы слова в России? Сейчас, как еще весной говорило НТВ, а я отрицал?

Нет, не возникла.

То есть попытки ее ограничить есть, а опасности нет. Ибо нет здесь пути назад. Для Путина в том числе.

Тезис 11. Если есть желание, силы и законное право отобрать ОРТ у Березовского — отберите.

Это — более или менее нормальная политическая борьба.

Но на этом передел собственности в стране не закончится. И спокойствия от этого не настанет. Лет на 10 еще нам и того, и другого гарантировано. Березовский не причина, а следствие....

5 сентября 2000 г.

ЗАЩИТА ОТ ПУТИНА (1)

КОГДА НАСТАНЕТ КОНЕЦ СВОБОДЕ СЛОВА В РОССИИ?

Давайте не будем волноваться и спокойно во всем разберемся. Кажется, так говорил один из киноследователей в исполнении Георгия Буркова.

Не волноваться, конечно, могут только те, кого то, в чем надо разобраться, непосредственно не касается.

Коснется или нет то, что происходит вокруг ОРТ, всех — пока неясно. Следовательно, некоторая, по крайней мере, часть журналистов и аналитиков может попытаться во всем разобраться спокойно.

Начнем с предыстории. В общем-то не такой уж и длинной.

ПРЕДЫСТОРИЯ

Конец зимы 1999 года. В повестке дня — грядущие в декабре парламентские выборы, которые станут разведкой боем выборов президентских.

Новая номенклатура (правящий класс) настолько сильна, что не опасается коммунистов. Но зато она не едина. У одной ее части политический лидер Юрий Лужков. У другой — единой кандидатуры нет, но Лужков ей не нравится.

Другая — это те, кто близок к Ельцину.

Симпатии основных телеканалов и их владельцев определились не до конца. Ясно, кто кого не хочет, но не совсем ясно, кто кого хочет. Юрий Скуратов, тогда генпрокурор, начинает атаку на отдельных, пока еще не кровных членов Семьи. На совместной пресс-конференции руководителей трех главных телеканалов, ОРТ, РТР и НТВ, из уст руководителя ОРТ звучит информация о некой пленке, компрометирующей генпрокурора. На вопрос, будет ли показана пленка в эфире и по какому каналу, следует ответ: пленка есть у всех, будет ли она показана и на каком канале, пока не решено. Говорит представитель ОРТ, но ни со стороны РТР (оно позже покажет пленку), ни со стороны НТВ (оно потом будет биться за честь прокурора) ни протестов, ни даже возражений не следует. Все едины.

Скуратов, опирающийся на моральную поддержку Лужкова и тогдашнего премьер-министра Примакова, угрозу всерьез не воспринимает. И продолжает свои намеки на коррупцию и грядущие разоблачения.

Тут единству трех главных телеканалов приходит конец. Отныне НТВ и примкнувший к нему ТВ-Центр поддерживают Скуратова, импичмент Ельцину, вообще любую антикремлевскую и антиельцинскую акцию. Это — результат образования политической связки Примаков—Лужков. Цель этой связки и тех, кто за ней стоит: вывести либо Примакова (он премьер, у него хороший рейтинг и больше шансов), либо Лужкова в лидеры президентской гонки. Для этого нужен не только позитив — о подвигах двух политиков, но и негатив — максимальное ослабление Кремля и лично Ельцина, как самого влиятельного, несмотря ни на что, политика страны.

Помимо аппаратной и закулисной борьбы идет и борьба публичная — за высокий рейтинг для своих кандидатов.

Ибо высокий рейтинг завораживает избирателей, сам к себе притягивает дополнительные проценты. Низкий рейтинг заставляет метаться и делать ошибки.

С этого момента и до самых парламентских выборов диспозиция всех главных политических и телемедийных сил в правящем классе ясна и неизменна. Причем коллективным пропагандистом, агитатором и организатором широких масс выступают именно телеканалы. С одной стороны, НТВ. С другой — ОРТ и РТР. Медийные группы проявляют себя как квазипартийные или протопартийные структуры.

Официальные партии и политические движения, а также сами политики выстраиваются не по идеям, симпатиям или убеждениям, а по линии НТВ и линии ОРТ.

НТВ: основной кандидат — Примаков или Лужков. Дублирующий — Явлинский. Партии: ОВР и «Яблоко».

ОРТ (РТР): основной кандидат (определяется лишь в августе) — Путин. Дублирующий — Шойгу или (как он сам думает) Кириенко. Партии: «Единство» («Медведь») и СПС.

НТВ прекращает критиковать Примакова, что оно делало еще весной. ОРТ — Немцова, Чубайса, Кириенко.

Сергей Доренко приглашает в прямой эфир своей передачи многократно осмеянного им Бориса Немцова — Немцов приходит.

Евгений Киселев в «Гласе народа» устраивает дебаты Явлинского и Чубайса, явно симпатизируя и подыгрывая Явлинскому, хотя идеологически ему ближе Чубайс.

Я обращаю внимание всех: в эту игру играют не только журналисты, но и политики. Более того, политики подстраиваются под журналистов, под телеканалы, ибо политическая целесообразность диктует им такое поведение.

Телеканалы противоположны во всем. В оценке второй чеченской войны, скандала вокруг «Бэнк оф Нью-Йорк», счетов Семьи, версий о том, кто взорвал дома в Москве. ОРТ и НТВ доходят до прямых нападок друг на друга, более — до нападок на своих владельцев. НТВ нападает на Березовского почти весь год. ОРТ, позже вступив на эту тропу, — на Гусинского.

Случаются накладки. Против Путина готов сильный аргумент — он чекист. С противоположной стороны отвечают — что же вы поддерживаете Примакова, он же возглавлял СВР? В одном из «Гласов народа», кажется, уже в ночь выборов, Примаков срывается на одного из видных сотрудников «Медиа-Моста».

«НЕПРИЯТНАЯ НЕОЖИДАННОСТЬ»

Партии, движения, политики, идеи, прошлые союзы и антипатии (еще осенью 1998 года Явлинский жестко критиковал Примакова и прямо говорил о коррупции в его кабинете) — всё мелочи в сравнении с тем, что диктует партия ОРТ и партия НТВ. Даже вечно свободные российские интеллигенты растекаются по телевизионным каналам в зависимости не от того, нравится им Доренко или Киселев, а в зависимости от того, кого поддерживает тот или иной канал.

То есть в зависимости от того, кого поддерживают Березовский или Гусинский.

Эти два человека стали фигурами № 1 и № 2 в текущей политике России. Соотношение сил между ними — соотношением политических сил в стране. Ненадолго. Тактически. Но тактическая победа в предвыборный период приводит к стратегической победе. Ибо это победа на четыре года.

Да, конечно, главное, что обеспечило победу Путину, это: контраст с престарелым Ельциным и мастерски разыгранный его уход; решительность и победы во второй чеченской войне; возраст, «розовость» и ошибки предвыборного поведения Примакова; самоуверенность Лужкова; финансовый и административный ресурсы Кремля.

Но всё это нужно было показать избирателям — десяткам миллионов, что ныне может сделать только телевидение.

Ведь даже губернаторы из лужковско-примаковского, по выражению Сергея Доренко, «Отечества минус вся Россия»

колебались не по дням, а буквально по часам. А уж им-то, казалось бы, ясен был настоящий, а не виртуальный расклад сил.

И всякий победитель, вошедший в Кремль в результате этой Большой игры (что и есть современная форма существования демократии — не сущность, но форма), проанализировав ее ход, не мог не задаться такими, например, вопросами: а что, если бы не два канала, а все четыре утверждали, что взрывы в Москве устроило ФСБ, что Путин ведет в Чечне ковровые бомбардировки, что в президенты он выдвинут группой коррупционеров, и т. п.?

Заменили уже собой национальные телеканалы в современном мире классические электоральные партии или нет, это неясно. Но то, что в России, где партийная система так и не сложилась, это так, — очевидно любому.

Отсюда автоматически следует вывод (особенно для политика, который получил в наследство от своего предшественника полуразвалившееся государство, враждующую внутри себя элиту, обездоленное население, полуотпавшую территорию, а отсюда — войну: и это еще далеко не всё): раз они так сильны, они должны быть либо моими союзниками, либо подчиненными. «Друзья» — понятие не политическое. Во врагах их держать опасно. Выбор невелик: союзники или подчиненные.

ЕСЛИ ИЗ ОСНОВНЫХ ОПОР СОВРЕМЕННОЙ ВЛАСТИ: ПОДДЕРЖКА НАСЕЛЕНИЯ, АДМИНИСТРАТИВНЫЙ

РЕСУРС, ВООРУЖЕННЫЕ СИЛЫ, ФИНАНСЫ И ИНФОРМАЦИЯ (ПРИ НЕПРОЦВЕТАЮЩЕЙ ЭКОНОМИКЕ И

ПОЛИТИЧЕСКОЙ НЕСТАБИЛЬНОСТИ) — СМИ МОГУТ (А ПО ПРЕДВЫБОРНОЙ КАМПАНИИ ПУТИН ЗНАЕТ,

ЧТО МОГУТ) ПЕРЕОРИЕНТИРОВАТЬ ПЕРВОЕ, ОСЛАБИТЬ ВТОРОЕ, ДЕМОРАЛИЗОВАТЬ ТРЕТЬЕ, КОГДА

ЧЕТВЕРТОГО НЕХВАТКА, А ПЯТОЕ И ВОВСЕ В ИХ РУКАХ, ТО, ЧТО ДЕЛАТЬ?

Кстати, советы отобрать у Березовского ОРТ (как самый мощный телеканал) и укоротить НТВ (как канал, настраивающий антигосударственно интеллигенцию, несущую смуту дальше в массы) стали раздаваться еще до свершившейся победы Путина. И шли они отнюдь не только от левых или крайне левых. Часто — просто от конкурентов (особенно конкурентов Березовского). И от цивилизованных государственников (по поводу Гусинского).

Это были не советы одиночек.

Путин не мог к этим советам не прислушаться. И он к ним прислушался, если только не сам думал так же....

Здесь я совсем уже близко подошел к теме свободы слова, но вынужден прерваться — до следующей статьи.

А напоследок поставлю вопрос: кто из трех основных (кроме Путина) претендентов на пост президента России в

–  –  –

• В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ СМИ, ОСОБЕННО ЭЛЕКТРОННЫЕ, И В ПЕРВУЮ ГОЛОВУ

ОБЩЕНАЦИОНАЛЬНЫЕ КАНАЛЫ ТЕЛЕВИДЕНИЯ, ЯВЛЯЮТСЯ КВАЗИПАРТИЯМИ, ИБО ИМЕННО

ЧЕРЕЗ НИХ, А НЕ ЧЕРЕЗ КАКИЕ-ЛИБО ИНЫЕ СТРУКТУРЫ ВСЕ ПОЛИТИЧЕСКИЕ СИЛЫ, КРОМЕ

КОММУНИСТОВ, МОГУТ ВОПЛОТИТЬ В ЖИЗНЬ СВОЮ ВОЛЮ ДАЖЕ В ТАКОМ ТЕХНИЧЕСКИ НЕЗАМЫСЛОВАТОМ И ОДНОЗНАЧНОМ ДЕЛЕ, КАК ГОЛОСОВАНИЕ НА ВЫБОРАХ;

• ПУБЛИЧНЫЕ ПОЛИТИКИ И ИНЫЕ ФИГУРЫ, ИГРАЮЩИЕ НА ПОЛИТИЧЕСКОМ ПОЛЕ,

ДЕМОНСТРИРУЮТ РЕАЛЬНУЮ ПРИВЕРЖЕННОСТЬ СВОБОДЕ И НЕЗАВИСИМОСТИ СРЕДСТВ

МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ В ТОМ СЛУЧАЕ, ЕСЛИ САМЫЕ МОЩНЫЕ СМИ НАХОДЯТСЯ В ИХ

РУКАХ ИЛИ ПОМОГАЮТ ИМ ПОЛУЧИТЬ ИЛИ УДЕРЖАТЬ ВЛАСТЬ (ИЛИ КРУПНУЮ

СОБСТВЕННОСТЬ);

• В СИЛУ РАЗБАЛАНСИРОВАННОСТИ И СЛАБОСТИ ВСЕЙ СИСТЕМЫ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ

В РОССИИ, А ТАКЖЕ ОТСУТСТВИЯ У АБСОЛЮТНОГО БОЛЬШИНСТВА ЕЕ ПОЛИТИКОВ

ОРГАНИЗОВАННОЙ СОЦИАЛЬНОЙ БАЗЫ ОПОРА НА СМИ, ЧЕРЕЗ КОТОРЫЕ ПОЧТИ

ЕДИНСТВЕННО И МОЖНО ПОДДЕРЖАТЬ СВОЮ ПОПУЛЯРНОСТЬ У НАСЕЛЕНИЯ, СТАНОВИТСЯ

ЖИЗНЕННО (ПОЛИТИЧЕСКИ ЖИЗНЕННО) НЕОБХОДИМОЙ ДЛЯ ЛЮБОЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ

ФИГУРЫ, ВКЛЮЧАЯ И ПРЕЗИДЕНТА;

• из трех общенациональных телеканалов государством (властью) контролируется лишь один — не самый большой по охвату населения и не самый значительный по популярности — РТР; в Москве — политической кухне России, с учетом дециметровых каналов, соотношение сил еще более неприятно для Кремля;

• Владимир Путин, в силу сплетения ряда не зависящих от него обстоятельств случайно оказавшийся на посту премьер-министра и, соответственно, кандидатом в президенты страны, более чем кто-либо осознает значимость «четвертой власти» в России;

• две главные медиаимперии страны контролируются олигархами Березовским и Гусинским, частными лицами, формально, юридически и фактически никак не зависящими (если только не брать в расчет историю становления их олигополий) от Кремля.

Вот диспозиция, которая сразу после выборов 26 марта предстала перед Путиным не как теория, а как политическая реальность.

ПУТИН КАК ПРЕЗИДЕНТ

О Путине как политике и президенте, о целях, которые он перед собой ставит, и я, и другие писали немало.

Тут поэтому всё ясно, причем давно. Поведение Путина в ходе второй чеченской кампании характеризует его со всей определенностью.

Ничто в его последующих действиях, включая и самые последние, не является неожиданным, в том числе и для Бориса Березовского, который даже публично не отрицал возможности своего ареста после выборов именно как следствия политического решения Путина. Нюансы не в счет.

Лучше всего Путина как политика и президента определяет слово «государственник». В наших конкретных политических условиях это слово расшифровывается еще и так: человек, который делает прямо противоположное тому, что делал Ельцин.

Именно такой имидж Путина, взлелеянный чеченской кампанией и лишь раскрученный далее ОРТ и РТР, превратил его из теоретически потенциального президента в практически безальтернативного кандидата в президенты.

Путин-антиельцин неминуемо должен был начать борьбу против олигархического режима, по общему мнению, сложившегося в России.

Однако борьба с олигархами в условиях рыночной экономики означает и умерщвление рынка. Поэтому выбирается такой алгоритм:

• олигархи должны быть лишены политической власти;

• поскольку некоторым из них эту власть дают СМИ, они должны лишиться СМИ;

• СМИ могут быть переданы лояльным олигархам, но их лояльность — дело ненадежное; поэтому лучше всего подвести самые мощные СМИ под прямой или косвенный контроль государства.

ПЕРВАЯ МЕДИЙНАЯ ВОЙНА КРЕМЛЯ

Я не разбираю действия Путина против олигархов на финансовом фронте — это отдельная, хоть и схожая история.



Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |   ...   | 24 |

Похожие работы:

«ОБЛАСТНОЕ БЮДЖЕТНОЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ «СОВЕТСКИЙ СОЦИАЛЬНО-АГРАРНЫЙ ТЕХНИКУМ ИМЕНИ В.М. КЛЫКОВА» МЕТОДИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ по написанию контрольных работ по учебной дисциплине ОП 03 Возрастная анатомия, физиология и гигиена для студентов, обучающихся заочно по специальности 44.02.01. Дошкольное образование п. Коммунар, 2014г. Методические рекомендации по написанию контрольных работ по дисциплине «Возрастная анатомия, физиология и гигиена» для студентов, обучающихся...»

«Аннотации к методическим и учебным пособиям Факультет ветеринарной медицины Кафедра анатомии, физиологии домашних животных, биологии и гистологии Методические разработки Составители: Чопорова Н.В., Шубина Т.П. Сравнительно-анатомические особенности костей осевого скелета и их соединений: методические разработки. пос. Персиановский: Донской ГАУ, 2014. – 19 с.Аннотация: Методические разработки предназначены для студентов 1 курса по специальности 111100.62 «Зоотехния» при изучении дисциплины...»

«ЛИСТ СОГЛАСОВАНИЯ от 08.06.2015 Рег. номер: 636-1 (22.04.2015) Дисциплина: Психофизиология Учебный план: 37.03.01 Психология/4 года ОДО Вид УМК: Электронное издание Инициатор: Плотникова Марина Васильевна Автор: Плотникова Марина Васильевна Кафедра: Кафедра медико-биологических дисциплин и безопасности жизнедеяте УМК: Институт психологии и педагогики Дата заседания 17.02.2015 УМК: Протокол №6 заседания УМК: Дата Дата Результат Согласующие ФИО Комментарии получения согласования согласования Зав....»

«ЛИСТ СОГЛАСОВАНИЯ от 25.06.2015 Рег. номер: 3538-1 (24.06.2015) Дисциплина: Нейрофизиология Учебный план: 37.03.01 Психология/4 года ОДО Вид УМК: Электронное издание Инициатор: Гребнева Надежда Николаевна Автор: Гребнева Надежда Николаевна Кафедра: Кафедра медико-биологических дисциплин и безопасности жизнедеяте УМК: Институт психологии и педагогики Дата заседания 21.04.2015 УМК: Протокол № 10 заседания УМК: Дата Дата Результат Согласующие ФИО Комментарии получения согласования согласования...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «ТЮМЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» Институт биологии Кафедра анатомии и физиологии человека и животных Загайнова А.Б. Общие физиологические закономерности экологической адаптации человека Учебно-методический комплекс. Рабочая программа для студентов, обучающихся по направлению 06.03.01 «Биология»; профиль «Физиология человека и...»

«РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования ТЮМЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Институт биологии Кафедра анатомии и физиологии человека и животных Турбасова Н.В. ВОЗРАСТНЫЫЕ ОСОБЕННОСТИ ВНД ЧЕЛОВЕКА Учебно-методический комплекс. Рабочая программа для студентов направления 020400.68 Биология. Магистерская программа «Физиология человека и животных»; форма обучения – очная Тюменский...»

«ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ Программа государственного экзамена по физиологии и методические рекомендации составлены в соответствии со следующими документами федерального и вузовского уровня: Федеральный закон Российской Федерации от 29 декабря 2012 г. № 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации»; Приказ Министерства образования и науки Российской Федерации от 19 ноября 2013 года № 1259 «Об утверждении Порядка организации и осуществления образовательной деятельности по образовательным программам...»

«Управление образованием: теория и практика 2015 №3 (19) ПРАКТИКА УПРАВЛЕНИЯ ОБРАЗОВАНИЕМ Димова Алла Львовна, Федеральное государственное бюджетное научное учреждение «Институт управления образованием Российской академии образования», ведущий научный сотрудник, кандидат педагогических наук, aldimova@mail.ru ОРГАНИЗАЦИОННО-МЕТОДИЧЕСКОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ ЦЕНТРОВ ИНТЕНСИВНОГО ВОССТАНОВЛЕНИЯ ФИЗИЧЕСКОГО И ПСИХОФИЗИОЛОГИЧЕСКОГО ЗДОРОВЬЯ УЧАЩИХСЯ – ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ ИНФОРМАЦИОННЫМИ И КОММУНИКАЦИОННЫМИ...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «ТЮМЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» Институт биологии кафедра анатомии и физиологии человека и животных Фролова О.В. БЕЗОПАСНОСТЬ ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНОСТИ Учебно-методический комплекс. Рабочая программа для студентов 06.03.01 направления «Биология», профили Ботаника, Зоология, Физиология, Генетика, Биоэкология; Биохимия; форма обучения – очная...»

«РЕЦЕНЗИЯ На учебно-методический комплекс Повышения квалификации (ПК) специальности «Трансфузиология» Учебно-методический комплекс (УМК) повышения квалификации (ПК) по специальности «Трансфузиология», состоит из дисциплин: специальных «Общие вопросы клинической трансфузиологии» и «Частные вопросы клинической трансфузиологии», «Практика»; смежных «Общественное здоровье и здравоохранение», «Анестезиология и реаниматология», «Реанимация и интенсивная терапия», «Гематология»; фундаментальных...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Кемеровский государственный университет» Прокопьевский филиал (ПФ КемГУ) (Наименование факультета (филиала), где реализуется данная дисциплина) Рабочая программа дисциплины (модуля) Основы анатомии и физиологии человека (Наименование дисциплины (модуля)) Направление подготовки 39.03.02/040400.62 Социальная работа (шифр, название...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Ярославский государственный университет им. П. Г. Демидова Кафедра физиологии человека и животных О.А.Ботяжова СРАВНИТЕЛЬНАЯИЭКОЛОГИЧЕСКАЯ ФИЗИОЛОГИЯЖИВОТНЫХ Методические указания Рекомендовано Научно-методическим советом университета для студентов, обучающихся по направлениям Биология, Экология и природопользование Ярославль ЯрГУ УДК 591.1(072) ББК Е903я73 Б86 Рекомендовано Редакционно-издательским советом университета в качестве учебного...»

«МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФГБОУ ВПО «КУБАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АГРАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» Факультет агрономический, экологии Кафедра физиологии и биохимии растений ОРГАНИЗАЦИЯ УЧЕБНОЙ ДЕТЕЛЬНОСТИ В ВУЗЕ И МЕТОДИКА ПРЕПОДАВАНИЯ В ВЫСШЕЙ ШКОЛЕ Учебно-методическое пособие для практических занятий Краснодар КубГАУ 2015 Составители: Федулов Ю.П. Пособия предназначено для оказания методической помощи при подготовке к семинарам по дисциплине «Организация учебной деятельности в...»

«ЛИСТ СОГЛАСОВАНИЯ от 08.06.2015 Рег. номер: 1187-1 (21.05.2015) Дисциплина: Анатомия и физиология ЦНС Учебный план: 37.03.01 Психология/4 года ОДО Вид УМК: Электронное издание Инициатор: Плотникова Марина Васильевна Автор: Плотникова Марина Васильевна Кафедра: Кафедра медико-биологических дисциплин и безопасности жизнедеяте УМК: Институт психологии и педагогики Дата заседания 17.02.2015 УМК: Протокол заседания УМК: Дата Дата Результат Согласующие ФИО Комментарии получения согласования...»

«РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования ТЮМЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Институт биологии кафедра анатомии и физиологии человека и животных Фролова О.В. БИОЛОГИЧЕСКАЯ И СОЦИАЛЬНАЯ ПРИРОДА ЧЕЛОВЕКА Учебно-методический комплекс. Рабочая программа для студентов направления 020400.68 Биология; магистерские программы: «Физиология человека и животных», «Экология человека»,...»

«РЕЦЕНЗИЯ На учебно-методический комплекс повышения квалификации (ПК) специальности «Анестезиология и реаниматология» Учебно-методический комплекс (УМК) по специальности «Анестезиология и реаниматология», состоит из дисциплин: специальных «Анестезиология», «Реаниматология», «Практика», «Обучающий симуляционный курс»; смежных «Общественное здоровье и здравоохранение», «фундаментальных «Патофизиология», «Клиническая фармакология», «Клиническая биохимия»; элективов «Трансфузиология» и «Альгология»....»

«РЕЦЕНЗИЯ На учебно-методический комплекс Повышения квалификации (ПП) специальности «Трансфузиология» Учебно-методический комплекс (УМК) профессиональной переподготовки (ПП) по специальности «Трансфузиология», состоит из дисциплин: специальных «Общие вопросы клинической трансфузиологии» и «Частные вопросы клинической трансфузиологии», «Практика»; смежных «Общественное здоровье и здравоохранение», «Анестезиология и реаниматология», «Реанимация и интенсивная терапия», «Гематология»;...»







 
2016 www.metodichka.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Методички, методические указания, пособия»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.