WWW.METODICHKA.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Методические указания, пособия
 


Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 | 19 |   ...   | 24 |

«Это единственная выложенная в Сеть мною самим электронная копия моего учебника «Как стать знаменитым журналистом». Все иные сетевые копии этой книги выложены без моего разрешения и ...»

-- [ Страница 17 ] --

Актер, лицедей Журналистов-актеров было много всегда, но появление телевидения создало для склонных к лицедейству журналистов сцену, отсутствующую в печатных СМИ.

Актеров в нашей журналистике множество. Классическим примером такого актерства были телеспектакли Сергея Доренко в его авторской программе летом и осенью 1999 года.

Возможно, самому Доренко тогда казалось, что он превратился в политика. Да, превратился, но в политика — одного из многих, как и большинство журналистов в тот период, а вот в актера — выдающегося, актера № 1 на тогдашней журналистской и политической сцене.

Журналист — это тот, кто либо передает известные ему и не известные аудитории факты, либо интерпретирует их от имени общества. Актер — тот, кто стремится к успеху у публики. И это — главное. Аплодисменты, слава, шум вокруг твоего имени, восторги поклонников, проклятия (и чем громче, тем лучше) тех, чьим мнением ты не дорожишь, зависть конкурентов и, видимо, эксклюзивный гонорар — вот что важно для актера.

И, как правило, актер — в жизни далеко не такой возвышенный тип, как на сцене. Чаще всего — циник и прагматик.

Артистические данные Сергея Доренко были исключительными. Он и блеснул, как звезда.

Остались другие, менее талантливые, но не меньшие лицедеи. Пара-тройка таких до сих пор собирает свой урожай на ниве политической тележурналистики, но особенно много их, естественно, в журналистике бульварной, связанной с поп-культурой. Тут, почитай, каждый второй человек, носящий звание журналиста, актер или актёришко.

Что главное в этом журналистском амплуа? Конечно, неискренность, конечно, лицедейство.

Провокатор Этому амплуа я тоже уже посвятил достаточно слов. Отмечу лишь, что провокатор — как правило, актер (по понятным причинам). И лишь самые идейные провокаторы, так сказать провокаторы-профессионалы, уже не играют свою роль, а живут ею.

Ученый Это профессиональное амплуа преобладает у тех, кто занимается аналитикой в журналистике.

А ею занимаются сегодня почти все, например, в журналистике политической. Но, как и полагается, много званных (политическая журналистика в моде, да и оплачивается неплохо, и вводит тебя в политический класс, а то и в элиту этого класса), но мало избранных.

Журналистские тексты, особенно в российской журналистике, как правило, плохо структурированы. Пишутся во многом по принципу либо эссе, либо, еще чаще, акынских песен:

что вижу, то пою.

На этом фоне всегда выделяются тексты, во-первых, четко структурированные (что выдает привычку систематического мышления у их авторов), во-вторых, построенные по законам научной логики: гипотеза, тезис, антитезис, синтез, подтверждение либо опровержение гипотезы (если даже это твоя собственная гипотеза); в-третьих, оснащенные дополнительной, кроме расхоже-журналистской, фактурой.

Научность (то есть объективность, непредвзятость) текста неплохо проверяется наличием в нем не слишком специальных, но правильно понимаемых терминов из политической науки. И отсутствием самых примитивных суждений, типа: демократия — это власть народа, а так как у нас народ власти не имеет, то у нас нет и демократии.

Ученость (образованность плюс умение логически и критически мыслить и рассуждать) еще никому не мешала. Для журналистики она опасна лишь в чрезмерных дозах, делающих тексты эзотерическими, закрытыми для аудитории.

Политик и ученый — разные типы журналистов (по преимуществу). Не случайно, эксперты, политологи признавали Евгения Киселева как журналиста-политика, но не как аналитика.

Политик в журналистике — это скорее публицист. А публицистика и аналитика, вещи, строго говоря, противоположные, но в журналистике часто смешиваемые и легко смешивающиеся.

Следователь, адвокат Две ипостаси того, что любят называть расследовательской журналистикой. Тут всё ясно, и проблема лишь в цели, которая ставится журналистом при расследовании. Чаще всего такая цель наличествует и не исчерпывается только поиском истины. Как правило, журналист начинает свою работу желая либо разоблачить, либо оправдать кого-то или что-то. В общем-то, это нормально. Журналист все-таки не сотрудник правоохранительных органов. Другое дело, насколько профессионально используются им методы расследовательской работы, не нацелены ли «процедуры дознания» (непредвзятый поиск объективной истины) на априорное разоблачение заранее намеченного «злодея» или «злодейства» либо, наоборот, — на безусловное обеление «порядочного человека».

Интервьюер, как я уже отмечал, отчасти пользуется методами следовательского допроса (иногда даже злоупотребляя ими).

В последнее время на телевидении приобрел популярность жанр интервью по принципу перекрестного допроса, ведущегося двумя следователями (добрым и злым). Этот прием, безусловно, обогащает зрелище. Если, конечно, используется корректно, то есть если оба журналиста-следователя в равной степени не питают антипатию (или не симпатизируют) интервьюируемому (что бывает, и довольно часто). Наиболее яркие программы такого рода — выходившая когда-то на НТВ и ТВС передача «Без протокола» и «Школа злословия» на канале «Культура».

Судья, арбитр Не будем забывать, что всякий журналист в отличие от любого простого гражданина имеет в глазах общества более или менее закрепленный официальный статус, а кроме того — общественный авторитет.

И как следователь, и как адвокат, и как судья, выносящий свой вердикт (этот прав, а этот нет), журналист, особенно если он работает в авторитетном СМИ, есть лицо, сравнимое по силе воздействия на мнения людей с официальными носителями тех же ролевых функций из правоохранительной системы.

Те журналисты, которые, кокетничая («Я — простой журналист!»), умаляют этот свой статус, по крайней мере не искренни. Даже высшие судебные инстанции не имеют, чаще всего, возможности столь масштабно преподносить обществу свой приговор. Другое дело, что высшая судебная инстанция одна, а журналистских инстанций (в демократическом государстве) много, а кроме того судебные инстанции не меняют свои приговоры так часто, как журналистские: разные СМИ могут оценить одно и то же деяние прямо противоположно и изменять свои оценки хоть каждый день. Это несколько смягчает гнет «независимой» судебной власти СМИ.

Причем надо иметь в виду, что когда я говорю об оценочно-арбитражной деятельности журналистов, то речь не идет лишь о текстах на собственно уголовную тему. Тут и политика, и скандалы любого рода, и экономические проблемы, и виды на урожай, и спорт, и, естественно, массовая (да и не массовая) культура. В последней исключительно через СМИ расставляются оценки, выводящие одних в «звезды» и «культовые авторы», а других — в информационное небытие.

Рассказчик Один из самых внятных и очевидных журналистских типов. О нем я так много говорил, что и добавить нечего.

Интерпретатор (комментатор, эксперт) Важно не путать этот тип деятельности (и соответствующий тип журналистов) с аналитической. Комментирование ближе скорее к оценочно-арбитражной деятельности, но не имеет в глазах публики столь сильной модальности. По сути интерпретаторство — это не приговор и не анализ, а объяснение, разъяснение, пояснение.

Ведущий Скрыто этот тип деятельности существовал в журналистике давно (например, когда редактор заказывал статью тому или иному нештатному автору для того, чтобы уравновесить ранее прозвучавшую в данном СМИ точку зрения). Но с появлением телевидения и жанра игры (с поджанром ток-шоу) на нем эта деятельность приобрела самостоятельное значение и стала очень популярной.

В качественных ток-шоу роль модератора (ведущего) внешне более скромна, пассивна (но всё равно именно он определяет успех передачи). В игровых ток-шоу и собственно в играх роль ведущего демонстративно активна.

Сегодня этот тип журналистской деятельности уже сформировал целый отряд профессионально занимающихся этим людей. Кстати, показательно, что именно в этой профессиональной среде рождаются (точнее их «рожают» путем специальной раскрутки) так называемые телезвезды. Телезвезды получают самые большие гонорары в журналистике, и именно у них другие журналисты берут интервью. Всё это практически недоступно для остальных журналистов.

Теперь попытаюсь составить некий довольно условный и весьма субъективный рейтинг журналистов по их склонности и реальному исполнению того или иного типа журналистской деятельности. Ясно, что в отдельно взятом журналисте присутствуют (и должны присутствовать) разные типы в разных пропорциях. Но все-таки лично я отчетливо вижу среди журналистов России несколько доминирующих профессиональных типов. Ниже перечислены уже известные нам типы, в порядке убывания их строго математически не определяемой массовости в данной профессии (в СМИ России):

• рассказчик (информационщик, репортер)

• писатель

• комментатор

• судья

• следователь (все время кого-то разоблачает)

• адвокат (все время кого-то защищает)

• ведущий

• сочинитель

• актер

• провокатор

• аналитик

• политик В завершении данной лекции отмечу, что несправедливо, а главное — неправильно было бы не упомянуть еще о двух профессиональных типах, действующих в журналистике. Как только я назову их, думаю, станет понятно, что, хотя этих людей можно даже не считать собственно журналистами, без них СМИ как работоспособная система рухнет. Это редактор и главный редактор.

Разговор о людях уникальной профессии — редакторах (рядовом и главном) начну с золотой максимы.

НЕ БЫВАЕТ ТЕКСТОВ, КОТОРЫЕ НЕ НУЖДАЛИСЬ БЫ В РЕДАКТУРЕ.

Впрочем, это не означает, что всякий текст нужно редактировать. Это не парадокс, а прагматика:

всё можно сделать более совершенным, но дефицит времени при подготовке к выходу в свет того или иного СМИ заставляет редакторов (просто редакторов и главных) принимать решения о прекращении работы над доводкой того или иного текста (или сюжета) до совершенства. И это

КЛЮЧЕВОЙ МОМЕНТ РЕДАКТОРСКОЙ РАБОТЫ В СМИ — ПОИСК ЗОЛОТОЙ СЕРЕДИНЫ МЕЖДУ

СОВЕРШЕНСТВОМ (НЕ ДОСТИЖИМЫМ) ТЕКСТА И ЕГО АКТУАЛЬНОСТЬЮ.

С одной стороны, газета, еженедельник или телепрограмма не могут появиться, если в них не работают журналисты. А без редакторов — могут. Но, с другой стороны, без редакторов, особенно высокопрофессиональных, ни одно издание, ни одна теле- или радиопрограмма не может стать качественной, концептуально стройной и выверенной, последовательно выдерживающей высокий уровень и собственно журналистики, и формы, и оригинального, только этому СМИ присущего стиля.

ЖУРНАЛИСТ НЕОБХОДИМОЕ, НО НЕ ДОСТАТОЧНОЕ УСЛОВИЕ СУЩЕСТВОВАНИЯ

ВЫСОКОПРОФЕССИОНАЛЬНОГО СМИ. РЕДАКТОР — УСЛОВИЕ ДОСТАТОЧНОЕ.

Журналисты вечно торопятся, они небрежны, они, еще заканчивая выполнение одного задания, уже получают другое и думают о нем, у них нет времени проверить факты, вообще журналисты часто ошибаются в самых элементарных вещах. Появление этих ошибок в обнародованном тексте свело бы на нет весь труд журналиста, ибо эти ошибки, как правило, глупы и появляются в самых непредсказуемых местах — там, где их никто не ждет.

Заголовки большинства журналистских текстов, если бы они были опубликованы так, как их составили журналисты, поражали бы своим однообразием и — более того — просто совпадением большинства слов в них. Тексты бы не влезали в отведенные им объемы, фотографии не стыковались бы с текстами, а сами тексты — друг с другом: в одном из них утверждалось бы прямо противоположное тому, что говорится в другом, — причем речь не идет о дискуссионных или полемических материалах. А в иных случаях тексты и сюжеты повторяли бы друг друга, бесполезно съедая газетные полосы или эфирное время.

Наконец, издание или программа поражали бы стилевой разноголосицей, даже хаосом, отражающим пристрастия и вкусы, часто невысокие, тех, кто «творит».

Оттачиванием и полировкой изготовленных журналистами деталей (а часто — вообще сырья, полуфабрикатов, болванок) и сборкой из них единого и гармоничного целого, называющегося газета Х, еженедельник Y, телепрограмма Z, занимаются редакторы.

Еще более анонимные, чем журналисты. Еще более неизвестные широкой публике. Чаще всего — меньше журналистов получающие.

На телевидении справедливость отчасти торжествует, ибо в титрах всякой солидной программы имена редакторов обозначаются. В печатных изданиях, как правило, нет и этого.

Уникальность профессии редактора состоит в том, что он, начисто лишенный авторского самолюбия или вынужденный от него отказаться, не умея создавать текст, способен увидеть его достоинства — и усилить их, а также способен раньше других заметить недостатки текста — и убрать, замаскировать или смикшировать эти недостатки. А в случае работы с текстом именитого нештатного автора, не соблюдающего никакой производственной дисциплины, но крайне амбициозного и обидчивого, сократить, поправить, объяснить, уговорить, принять удар авторского недовольства на себя. И часто — добиться поразительного эффекта, когда автор, получив свежий номер издания, обливается слезами умиления над собственным текстом: как же я замечательно написал!

Между тем если бы ему показать его подлинный текст и если бы он при этом не был его автором, то есть человеком, в 90% случаев неспособным этот текст объективно оценить, он бы ужаснулся.

Высококлассных редакторов крайне мало. Даже просто классных не очень много. Во всяком случае меньше, чем классных журналистов.

Что такое высококлассный редактор? Это человек, который умеет делать четыре вещи (возьму пример печатного текста):

• во-первых, с ходу оценить достоинства текста и его недостатки и отправить в корзину, не тратя лишних слов и времени, текст некачественный, изобретя при этом благовидный предлог, под которым автору будет вежливо отказано в публикации;

• во-вторых, ювелирными прикосновениями, не вписывая автору ни одной своей мысли, ни одного не характерного для автора слова, но убрав всё, что портит текст, довести его до приемлемого уровня совершенства;

• в-третьих, получив от руководства задание подготовить к печати текст, который, будь на то воля самого редактора, был бы отправлен в корзину, так обработать его, что этот текст не портит издания, автор остается доволен, а читатель все-таки видит все те авторские глупости, из-за которых этот текст и не следовало бы печатать;

• в-четвертых, если текст, по мнению редактора, представляет несомненную ценность, но может быть по каким-то, например, цензурным, соображениям отвергнут руководством редакции, отредактировать его так, чтобы вся острота осталась, руководство не имело бы причин текст не печатать, а автор и читатель были бы удовлетворены.

Будучи весьма неплохим редактором (что могут засвидетельствовать десятки нештатных авторов, чьи тексты я редактировал), я часто, еще работая в «Московских новостях», занимался как раз последним, ибо только со стороны казалось, что это издание, носившее неофициальный титул «трибуны гласности», с ходу и без всяких изменений печатало всё самое острое и необычное. Цензура была: и внешняя, и внутренняя, и цензура (минимальная в сравнении с другими СМИ того периода) главного редактора.

Входить в публичное обсуждение действий и решений последнего, пока ты с ним работаешь, непрофессионально и неприлично.

ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР — ЭТО ТО ЖЕ, ЧТО РЕДАКТОР ВООБЩЕ, НО ТОЛЬКО ОТВЕЧАЮЩИЙ, ДАЖЕ НЕ

ЧИТАЯ ИХ, ЗА ВСЕ ТЕКСТЫ (А РАВНО И ДЕЙСТВИЯ) ВСЕХ СВОИХ СОТРУДНИКОВ, ЗА

КОНЦЕПТУАЛЬНУЮ ВЫДЕРЖАННОСТЬ ИЗДАНИЯ, А ТАКЖЕ ЕЩЕ И ЛИЦО, ОТВЕЧАЮЩЕЕ ЗА ИЗДАНИЕ

ПЕРЕД ВНЕШНИМ МИРОМ, ПЕРЕД ВСЕМИ ПРОТИВОБОРСТВУЮЩИМИ В НЕМ СИЛАМИ. ЧЕЛОВЕК,

ИМЕЮЩИЙ СВОЮ ТАКТИКУ И СТРАТЕГИЮ ВЕДЕНИЯ ИЗДАНИЯ, ЕГО СОХРАНЕНИЯ И РАЗВИТИЯ. И ОН

НЕ ОБЯЗАН ПОСВЯЩАТЬ ВО ВСЕ НЮАНСЫ ЭТОЙ ТАКТИКИ И СТРАТЕГИИ ВСЕХ СВОИХ СОТРУДНИКОВ,

ВСЕХ РЕДАКТОРОВ, ВСЕХ ЖУРНАЛИСТОВ.

Это нужно знать и понимать.

ЖУРНАЛИСТ, ВЫБИРАЮЩИЙ ГДЕ ЕМУ РАБОТАТЬ, ЕСЛИ У НЕГО ЕСТЬ ТАКАЯ ВОЗМОЖНОСТЬ,

ВЫБИРАЕТ, В КОНЕЧНОМ ИТОГЕ, ЧЕТЫРЕ ВЕЩИ (ЕСЛИ ДАЖЕ НЕ ВСЕГДА ОБ ЭТОМ ДУМАЕТ):

ЗАРПЛАТУ, РАБОТУ (НАСКОЛЬКО ОНА ЕГО УДОВЛЕТВОРЯЕТ), ИЗДАНИЕ И ГЛАВНОГО РЕДАКТОРА. И

КАЖДОЕ ИЗ ЭТИХ ЧЕТЫРЕХ УСЛОВИЙ ЗНАЧИМО, ПРИЧЕМ ПОРОЙ ПОСЛЕДНЕЕ — ДАЖЕ БОЛЬШЕ, КАК

ВЫЯСНЯЕТСЯ, ЧЕМ ВСЕ ОСТАЛЬНЫЕ ВМЕСТЕ ВЗЯТЫЕ.

Работе главного редактора стоило бы посвятить отдельную лекцию, но меня избавляет от этого публикация в шестом разделе книги статьи, специально посвященной одному из выдающихся главных редакторов нашей страны. Крайне рекомендую ее прочесть. И тем, кто собирается стать главным редактором, и тем, кого эта высота не манит, но кто будет работать в журналистике. Ибо фигуру главного редактора, как валун на узкой тропинке, вам всё равно не обойти.

–  –  –

Как хорошо быть журналистом:

от анонимности к славе и влиянию Уважаемые студенты и студентки, а также все остальные слушатели и читатели этого курса!

Наши беседы подходят к концу и, как я вас учил, финал должен быть, с одной стороны, ярким и запоминающимся, а с другой — неожиданно-интригующим, дабы было желание вновь обратиться к текстам данного автора.

Насчет неожиданности говорить трудно. Скорее кому-то (мне в том числе) может показаться, что курс для такой простой профессии, как журналистика, слишком затянулся. Простой, но крайне важной — напомню я вам. Одной из важнейших в современном мире, ибо посредством СМИ, то есть руками журналистов в значительной степени, этот мир сегодня управляется.

НЕ ЖУРНАЛИСТЫ — ЦЕНТР УПРАВЛЕНИЯ МИРОМ, НО ОНИ — ВЕРНЫЕ БОЙЦЫ, ПРИВОДНЫЕ РЕМНИ И

ПЕРЕДОВОЙ ОТРЯД ПАРТИЙ ИЛИ ГРУПП, НАХОДЯЩИХСЯ У ВЛАСТИ.

Все марксистско-советские формулировки, вызывавшие в свое время усмешку, вновь стали актуальными. В то же время журналистика — единственный полнозвучный голос в общемто немого по отношению к власти общества. Следовательно,

ЖУРНАЛИСТИКА — ПОЛЕ БИТВЫ ВЛАСТИ С ОБЩЕСТВОМ, БИТВЫ ПОСТОЯННОЙ, ПОВСЕДНЕВНОЙ,

РУТИННОЙ, КАК ПАРТИЗАНСКАЯ ВОЙНА, И ГРАНДИОЗНОЙ, КАК СТАЛИНГРАД.

Ни одна из сторон не должна одерживать окончательной победы, ни одна не должна разгромить «противника». Нет ничего страшнее в политической и общественной жизни, чем полная и окончательная (окончательной до конца, впрочем, она никогда не бывает) победы одних над другими. Ибо после этого — тотальность, тоталитарность, диктатура, а далее — взрыв, революция, бунт, хаос.

ЖУРНАЛИСТЫ, УЧАСТНИКИ ЭТОЙ БИТВЫ С ОБЕИХ СТОРОН, ГРУБО ГОВОРЯ — КОЛЛАБОРАЦИОНИСТЫ:

СЛУЖА ОБЩЕСТВУ, СОТРУДНИЧАЮТ С ВЛАСТЬЮ, ЯВЛЯЯСЬ ЧАСТЬЮ ВЛАСТИ (В ШИРОКОМ,

СОВРЕМЕННОМ СМЫСЛЕ СЛОВА), ТАЙНО И ЯВНО РАБОТАЮТ НА ОБЩЕСТВО. ПРИЧЕМ НЕ ПО НОЧАМ

(ПО НОЧАМ ЖУРНАЛИСТЫ, КАК ВСЕ НОРМАЛЬНЫЕ ЛЮДИ, СПЯТ), А ДНЕМ — НА ВИДУ У ВСЕХ, НА

ВСЕОБЩЕМ ОБОЗРЕНИИ.

Мой курс лекций, как я уже отмечал в его начале, отличается (надеюсь, уже отличился) не академизмом, а предельной (для нормального человека) откровенностью. Не скрыть, не спрятать ни одной реальной проблемы журналистики, не отделаться красивыми декларациями о демократии, свободе слова и свободе печати, о беспредельной и бескорыстной честности и святости тех, кто этой профессией зарабатывает себе на хлеб, а сообщить вам maximum maximorum правды о журналистике и СМИ (различайте эти понятия) — вот чего я хотел.

Вот почему, возможно, журналистика и журналисты в массе своей в моем курсе предстали не в самом благоприятном свете. Не дон-кихоты, а прагматики, не романтики, а циники, не доброхоты, а честолюбцы.

Не станем, кстати, забывать — я об этом рассказывал, — что журналистика, как всякая публичная профессия, нуждается в аудитории, а значит — в трибуне, кафедре, сцене, с которой журналист к этой аудитории может обратиться.

Но как абсолютное большинство актеров не владеет театрами, так и абсолютное большинство журналистов не владеют СМИ. Писатель может писать в стол, надеясь на то, что придут лучшие времена и его рукописи, если сработает закон Булгакова, независимо от него открытый, кстати, Мариной Цветаевой («Моим стихам, как драгоценным винам, настанет свой черед...»), увидят свет и произведут тот эффект, на который рассчитывал автор.

Тексты журналистов злободневны и преходящи. Не опубликованные сегодня — завтра они никому, включая автора, не нужны.

А как легко журналисту, в силу многих обстоятельств, потерять трибуну, эфир! Из-за этого тоже приходится идти на сделки с совестью. Не только профессиональной, но и человеческой.

И тем не менее профессия журналиста изумительно интересна и прекрасна. Она открывает возможности, которые мало какая еще сфера деятельности может предоставить. Вступая в младые и безответственные годы в журналистику на условиях анонимности, винтикообразности, каждый (по крайней мере, в меру своих способностей и человеческих качеств) имеет возможность исключительно собственным трудом подняться к вершинам славы, известности, влиятельности и материального процветания. Век журналиста не так короток, как век балерины.

Журналист не зависит от чужого текста, как драматический артист. Журналист не связан, по крайней мере так жестко, как политик, цикличностью политического процесса и непосредственной (пусть и корректируемой сегодня, как и всегда) волей избирателей.

Журналистика, как и медицина, функционирует (однажды родившись) и в самых открытых и свободных демократиях, и в самых закрытых и жестких тираниях.

ЖУРНАЛИСТЫ НУЖНЫ ВЛАСТИ БОЛЬШЕ, ЧЕМ ВЛАСТЬ ИМ. В ЭТОМ — ШАНС, ВОЗМОЖНОСТЬ

МАНЕВРА, НЕ БЕЗ УЩЕРБА ДЛЯ ПРИНЦИПОВ, РАЗУМЕЕТСЯ.

Журналисты и обществу нужны больше, чем общество журналистам. Без журналистов общество корчится безъязыкое, ему нечем писать и разговаривать. В этом — тоже шанс на свободу, возможность встречного маневра.

Еще одно преимущество нашей профессии состоит в следующем. Я, сравнивая журналистику с другими сферами деятельности, говорил о журналистах-следователях, журналистах-адвокатах, журналистах-судьях. Но ведь есть еще универсальный (хоть и редкий) тип журналиста. Сама профессия не накладывает здесь каких-то ограничений. Это в судебном процессе прокурор подбирает обвинительные факты, свидетельства и аргументы, защитник — то же, но что, напротив, работает на оправдание или снисхождение. И каждый тем самым искажает если и не правду, то истину. Наконец, судья, вынося свой вердикт, сверяется с писаным законом, с его буквой, с соблюдением формальностей следствием, с возможностью обжалования своих решений в более высокой судебной инстанции. То есть и судья не свободен, даже будучи максимально независимым.

Только журналист может в своем тексте сначала встать на точку зрения обвинения, затем — на позицию защиты и, наконец, вынести свой абсолютно свободный приговор событию, человеку, деянию. Да,

И ЖУРНАЛИСТ НЕ СВОБОДЕН ОТ ОБЩЕСТВА И ПРОТИВОБОРСТВУЮЩИХ В НЕМ СИЛ. А КТО

СВОБОДЕН? НО БОЛЕЕ ЖУРНАЛИСТА — НИКТО. РАЗВЕ ЧТО ДИКТАТОР, КОТОРЫЙ ВСЕСИЛЕН И

АБСОЛЮТНО СВОБОДЕН, НО ЛИШЬ ДО МОМЕНТА, ПОКА ЗАГОВОР СОРАТНИКОВ, ВНЕШНЯЯ СИЛА ИЛИ

ВЗРЫВ НАРОДНОГО ГНЕВА НЕ СВЕРГНЕТ ЕГО.

Выбрать себе (в своем тексте) сразу несколько ролей, взвесить несколько позиций (правую и левую, адвоката и прокурора, мизантропа и альтруиста) могут еще философ и писатель. Но их интеллектуальное удовлетворение, будучи, наверное, более глубоким, никогда не бывает каждодневным. Только журналист может повседневно получать удовольствие от своей работы. И так — год за годом, десятилетие за десятилетием. Это, конечно, для избранных, для тех, кто способен быть актуальным долго, на протяжении всей своей карьеры.

ЖУРНАЛИСТ — АКТУАЛЬНЫЙ ЧЕЛОВЕК. ПО ЖУРНАЛИСТАМ МОЖНО И НУЖНО ИЗУЧАТЬ

ПСИХОЛОГИЮ (И ПСИХОПАТОЛОГИЮ ТОЖЕ) ОБЩЕСТВА. ИБО ОНИ СУТЬ ОБЩЕСТВЕННЫЕ ЖИВОТНЫЕ

В ПОЛНОМ СМЫСЛЕ ЭТИХ СЛОВ.

Наконец, влияние. Нет ни одной другой столь же массовой профессии (артистов в обществе гораздо меньше), представитель которой может стать столь влиятельным, формально оставаясь не начальником.

КАК ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЙ КЛАСС ЖУРНАЛИСТИКА ПО ВЛИЯНИЮ (НО ИНОГО РОДА) СРАВНИМА С

АРМИЕЙ, ПОЛИЦИЕЙ И СПЕЦСЛУЖБАМИ.

Но там, как вы понимаете, иная дисциплина и совсем иные рычаги воздействия на общество.

И последнее. Только журналисту позволено (профессионально позволено) быть дилетантом в том, о чем он пишет и рассуждает. А это — очень большое послабление. Причем к нему прибавляется и необъятная возможность изучения мира не за свой собственный счет.

Словом, нет более свободной профессии, чем журналистика, и одновременно — более влиятельной. Это надо ценить.

Я обещал в начале этого курса, в начале книги дать точный рецепт того, как стать знаменитым журналистом. Должен сказать, что не без долгих колебаний я поименовал этот курс и книгу так, чтобы это обещание висело надо мною еще и дамокловым мечом названия. Раз обещание дано, а кто-то из слушателей и читателей данного курса считает, что до сих пор оно не выполнено, сведу несколько рекомендаций воедино, в целостный и ответственный рецепт. Вот он:

• Научившись делать (в журналистике) всё не хуже других, научитесь делать что-то гораздо лучше других.

• БЕРИТЕСЬ ЗА ТО, ЧТО НЕ РИСКУЮТ ДЕЛАТЬ ДРУГИЕ. БУДЬТЕ СВОБОДНЕЕ НИХ. ЧАЩЕ ВСЕГО

ЭТО НЕ ТАК ТРУДНО И ОПАСНО, КАК КАЖЕТСЯ.

• Не спешите, но ни в коем случае и не опаздывайте.

• Не избегайте неизбежного, но преодолевайте его.

• НЕ ОБОЛЬЩАЙТЕСЬ БЛЕСКОМ ЖУРНАЛИСТИКИ, НО И НЕ УНЫВАЙТЕ ОТ ЕЕ НИЩЕТЫ.

• Работайте с удовольствием. Если его нет — уходите.

• Говорите и пишите меньше, чем знаете, знайте больше, чем пишете и говорите.

• Найдите свой стиль.

• Не писательствуйте.

• Не впадайте в сверхмерный цинизм. Это хороший трамплин, но только для одного прыжка.

• Работайте больше других, но не за других.

• Не навязывайтесь сильным мира сего, но станьте среди них своим человеком.

• Не злоупотребляйте доверием тех, кто с вами откровенен.

• Судите свои тексты суровей, чем тексты других. Но не вслух.

• Жертвуйте деньгами скорее, чем делом.

• Но и всего сказанного может не хватить, если не попадете на телевидение. Однако помните, что работающих на нем в тысячи раз больше, чем знаменитых журналистов — поэтому вновь обратитесь ко всем предыдущим советам.

В заключение, прощаясь с вами и нынешним моим курсом, призываю вас — не для того, чтобы вы стали знаменитыми журналистами, а ради вас самих в этой профессии:

• Ставьте себе самые честолюбивые цели в работе!

• Не завидуйте другим, особенно своим коллегам — превзойти их очень легко!

• Помните, что у вас есть право только на три моральных прегрешения на всю вашу карьеру в журналистике!

Но главное: пишите так, как сами считаете нужным! Под стандарт, которым обязательно нужно овладеть, под общую гребенку вас подведут очень быстро. Своё — не дайте затоптать.

Я желаю вам успеха в журналистике в сочетании с верностью вашим внутренним ценностям.

Если придется делать выбор — решайте сами. Но помните, что

В МИРЕ НЕТ НИЧЕГО ИДЕАЛЬНОГО, КРОМЕ НАШИХ СОБСТВЕННЫХ ИДЕАЛОВ.

И свободная журналистика — один из них!

–  –  –

Три директивных правила Данный материал, как вы прекрасно понимаете, предназначен не для студентов (хотя и им его полезно прочесть), а для коллег-преподавателей. Но он необходим, ибо практические занятия в преподавании журналистики крайне важны. И не потому, что теория журналистики суха, а древо жизни СМИ вечно зелено. Теория в общем-то не такая уж и сухая, но журналист тот — кто умеет писать, а не рассуждать о свободе слова или особенностях освещения видов на урожай в спортивном издании.

Лично я, проводя семинарские занятия, которые теперь модно называть мастер-классом, пытаюсь руководствоваться тремя правилами, которые должны очень хорошо усвоить студенты.

Прошу, кстати, не путать эти правила с теми максимами и правилами, что я выводил в лекциях.

То были правила журналистики вообще, а эти относятся лишь к проведению семинарских занятий со студентами.

ПРАВИЛО 1. ПРАВО НА ТВОРЧЕСКИЙ МАНЕВР

В течение семестра каждый студент имеет право не выполнить два из 6—7 заданий. Как будущий журналист — он личность творческая. Материал может не сложиться, «не пойти», может наступить творческий застой (в брутальных формах — запой). Учитываются также влюбленности и прочие треволнения студенческой жизни. Не сделанные две работы, естественно, не оцениваются. Но добросовестность и дисциплинированность всё равно учитываются.

Максимальная сумма баллов за семестр при полном комплексе выполненных на «отлично» работ — 30—35. Ее, естественно, никогда не наберет тот, кто пользуется пусть даже законными послаблениями.

Это правило не относится к обязательным заданиям, помеченным в плане звездочкой.

ПРАВИЛО 2. ОПОЗДАЛ — ЗНАЧИТ, НЕ УСПЕЛ

Не вовремя выполненная работа не засчитывается, сколь бы хорошей она не была. Это правило диктуется логикой практической журналистики: материал, не сданный в срок, не попадает в номер. Репортаж со случившегося сегодня пожара нужно печатать в завтрашнем номере газеты, а не через неделю.

Следования этому правилу крайне сложно добиться, но здесь преподаватель должен просто занять принципиально непреклонную позицию.

Невыполненное в срок задание оценивается оценкой «0».

Студент может попытаться реабилитировать себя, принеся с опозданием материал на заданную тему, но в этом случае материал должен отвечать двум требованиям:

• во-первых, его заголовок и первый абзац должны быть столь интересны, чтобы я взялся читать материал на устаревшую тему;

• во-вторых, текст должен быть гениальным (что в журналистике, как я объяснял в лекциях, практически невозможно), открывать в теме то новое, что оправдывало бы задержку с написанием текста.

ПРАВИЛО 3. ОЦЕНКИ — КАК В РЕДАКЦИИ

Оценка журналистского текста, особенно гладко написанного, дело весьма субъективное.

Вот почему многим студентам бывает довольно тяжело понять, почему я поставил им четыре балла, а не пять. Они, студенты, упорно делают вид, что «не врубаются» в мою логику. Поэтому я приравнял всем известные оценки к следующим резолютивным решениям:

В печать Редактировать Переписать В корзину Оценка в 1 балл, как известно, никем у нас в стране не используется.

Споры сразу прекращаются. Я — главный редактор, вы — журналисты. Мы на работе. Я либо пропускаю ваш материал в номер, либо нет, требуя его переработки или даже вовсе отказываясь печатать. Субъективно это или объективно — спорить бессмысленно.

В конце семестра оценки из вербальной формы переводятся в цифровую и суммируются.

План занятий Семинарские (практические) занятия в принципе следуют темам лекций, но совпадать с ними хронологически могут далеко не всегда. Как в жизни, то есть в практической журналистике.

Когда и почему это случается — увидим ниже. Семинарские занятия, как и курс лекций, рассчитаны на два учебных года.

А теперь перехожу собственно к плану этих занятий.

Занятие 1. Общее представление о журналистике Задание*1: Написать эссе (свободное по жанру сочинение) на любую тему, касающуюся СМИ.

В принципе после выполнения этого задания надо бы отсеивать тех, кто просто не умеет писать (а таких, как правило, 2—3 человека на группу из 10—15 студентов). Но это не всегда позволяют правила вуза.

Занятие 2. Острые проблемы журналистики Задание: Написать эссе о любой проблеме журналистики, представляющейся студенту острой.

Занятие 3. Всеохватность СМИ Задание: Эссе на тему «Где можно спрятаться от современных СМИ?».

Занятие 4. Основные сюжетные узлы журналистских материалов Задание: Описать жизненный цикл какого-либо общественного или политического института (государства, партии, общественного движения и пр.

).

Занятие 5. Свобода слова и конфликты интересов Задание: Описать все конфликты интересов при освещении той или иной проблемы, актуальной для общества в момент получения задания.

Занятие 6. Чужой опыт Задание: Составить список изданий и телепрограмм, за которыми регулярно следит студент, с объяснением этого выбора.

Или принести и разобрать в аудитории любой понравившийся материал из опубликованных на текущей неделе и объяснить его достоинства и недостатки.

Или разобрать авторскую телепрограмму, прошедшую на текущей неделе, мотивировав свой выбор.

Занятие 7. Журналистские жанры.

Информация Задание*: Написать информацию на тему, заданную преподавателем.

Занятие 8. Репортаж Задание*: Написать репортаж на заданную тему.

Желательно — на ту же, что и информация.

Занятие 9. Интервью Задание*: Составить не менее 20 вопросов для интервью реального человека, известного всем участникам семинара.

Занятие 10. Интервью Задание: Самом написать ответы за интервьюируемого (по вопросам, составленным другим студентом) или взять реальное интервью у кого-либо.

Занятие 11. Аналитическая статья Задание*: Составить подробный план аналитической статьи на конкретную тему.

Занятие 12. Аналитическая статья Задание: Написать аналитическую статью.

Занятие 13. Публицистическая статья Задание: Написать публицистическую статью.

Занятие 14. Телеигра (телешоу) Задание: Написать сокращенный сценарий телешоу (оригинального или по реальным аналогам): тема, вопросы, приглашенные, тактика поведения ведущего.

Занятие 15. Телеигра (телешоу) Задание: Провести в качестве ведущего «реальное» шоу (или хотя бы дискуссию) в аудитории с участием всех остальных студентов.

Занятие 16. Сенсация Задание: Придумать сенсацию и разработать сценарий ее раскрутки.

Занятие 17. Анализ социологического материала Задание: Написать материал, анализирующий результаты текущих опросов.

Занятие 18. Редактирование Задание*: Отредактировать материал, написанный другим студентом. Сдать оба варианта текста (оригинал и отредактированный). Задание, от которого большинство студентов готовы «повеситься». Причем как те, кто должен редактировать, так и те, чей текст будет подвергнут этой операции.

Занятие 19. Портрет политического деятеля Задание: Написать политический портрет реального политика.

Занятие 20. Информационная война Задание: Одной половине студентов поручается разработать тезисы и сценарий информационной войны по конкретному поводу. Вторая половина на основе этого разрабатывает контрсценарий и контртезисы.

Занятие 21. Ролевая ангажированность, партийность Начиная с этого все последующие задания студенты выполняют не просто так, а избрав себе определенные общественно-политические позиции (роли). Обычно это партийные позиции:

коммунист, сторонник СПС, сторонник «Яблока», «Единой России» и т. д. Наиболее отчаянные могут выбрать роль объективного журналиста. Свои работы студенты должны писать с позиций этих ролей. Проверка работ мною, как преподавателем — главным редактором, основывается теперь и на том, насколько удачно выдержана ангажированность (что легче — в основном за счет критики других партий) и сколь аргументировано отстаивается своя партийная позиция (с этим всегда хуже, не только, впрочем, у студентов). Важно следить, чтобы студенты не подменяли аналитику публицистикой, что моментально происходит, как только обнажается необходимость защищать свою позицию.

Задание*: Осветить какую-либо проблему с точки зрения своей партии и/или критикуя позиции оппонентов.

Занятие 22. Комментирование избирательной кампании Это и три следующих занятия посвящены работе в рамках предвыборного цикла. По крайней мере раз в четыре года первый семестр накладывается на реальную избирательную кампанию по выборам в Думу, а начало следующего — на кампанию по выборам президента. Это крайне благоприятные для практических занятий периоды. Как только они наступают, я сразу же перестраиваю весь план занятий под реальные события, которые дают множество интересных поводов и для написания материалов, и для сравнения учебных работ с тем, что студенты (такое тоже бывает) смотрят по телевизору и читают в газетах.

Задание: Написать комментарий к текущей избирательной кампании в соответствии с выбранной для себя ролью.

Занятие 23. Прогнозирование результатов выборов Задание: Составить свой прогноз результатов выборов, который затем верифицируется по итогам избирательной кампании. Тогда же может быть изменена на лучшую оценка этой работы.

Или обобщить публикуемые в СМИ социологические и экспертные прогнозы результатов выборов.

Занятие 24. Дискуссия с оппонентом Задание: Составить план дискуссии по одной из наиболее актуальных для данной избирательной кампании проблем. Провести такую дискуссию на занятии с другим студентом — оппонентом.

Занятие 25. Пропаганда Задание: Написать открыто пропагандистский материал в пользу своей партии или своего кандидата. Допускается использование лжи, обмана и т. д.

Цель: показать, что эти приемы даже в период избирательной кампании часто выглядят нелепо, хотя и дают определенный эффект. Кроме того, один из лучших способов отвратить ото лжи — заставить лгать. Впрочем, кое-кому это нравится, и данное задание некоторые выполняют с истинным наслаждением.

Занятие 26. Суд над журналистикой Занятие проводится в виде судебного процесса над журналистикой. Из числа наиболее активных студентов назначаются: судья, обвинитель, защитник, обвиняемая (журналистика).

Остальные студенты являются присяжными заседателями.

Задание* (дается только активным участникам процесса): Каждое из действующих лиц должно подготовить четко структурированные выступления, соответствующие отведенным ролям.

Занятие выстраивается в полном соответствии с правилами ведения суда присяжных (последние подтверждают или отвергают пункты обвинения), а судья лишь определяет меру наказания по принятым обвинениям.

Цель: актуализировать всю сумму знаний и эмоций студентов в связи с предметом курса.

Итоговые контрольные работы Проводятся в конце каждого семестра по пройденным темам. При этом обязательно, чтобы за весь период обучения были написаны в виде контрольных как минимум две аналитические статьи (на внутреннюю и международную тему), ибо это сложнее всего, однако курс и нацелен на приобретение навыков именно журналистской аналитики.

Раздел шестой

ФИЗИОЛОГИЯ

ЖУРНАЛИСТИКИ

Статьи разных лет, иллюстрирующие сухую теорию данного курса лекций Статьи, отобранные для данного раздела, написаны мною в разные годы и напечатаны, если не указано иное место публикации, в «Независимой газете». Они касаются разных тем, так или иначе затронутых в лекционном курсе. Прежде всего — это две кольцевые статьи из «НГ»: из ее самого первого номера и из последнего (№ 2413), редактировавшегося мною. В них — моя теоретическая, она же и практическая профессиональная платформа, а также отчасти эпизоды наиновейшей истории российской журналистики.

Статья «Мы должны сопротивляться» и ряд последующих — отклики на текущие проблемы, возникавшие перед новой демократической журналистикой России: проблемы взаимоотношений с властью, проблемы материальные (очень важные, ибо редакция газеты, если газету негде или затруднительно печатать, не более чем клуб политических острословов), проблемы профессиональные. В том числе проблемы защиты коллег из других изданий, цензурные проблемы, проблемы отношения журналистов к своему правительству и своей армии в ходе войны.

«Обращение к свободным журналистам», написанное 19 августа 1991 года, в первый день власти ГКЧП, было опубликовано в 20 газетах разных стран мира, а в самой «Независимой» лишь 22 августа, когда выпуск «НГ», запрещенной ГКЧП, был возобновлен.

В этом разделе, названном мною «Физиология журналистики», ряд текстов посвящен моим коллегам: как друзьям (Джульетто Кьеза, Владислав Листьев, Артем Боровик), так и тем, с кем у меня когда-то были очень хорошие отношения, а затем («физиология») эти отношения в силу разных причин либо испортились, либо просто прервались (Егор Яковлев, Евгений Киселев — кстати, статья, посвященная пятилетию «Итогов», была написана мною по просьбе НТВ).

Вставил я в эту подборку и тексты, связанные с разного рода казусами, касающимися двух журналистов «Московского комсомольца», к которым лично я не испытываю никакого ни профессионального, ни человеческого уважения. На то у меня (и не только у меня) есть причины, но дело не в них. Дело в том, что журналист, приятен он кому-то лично или нет, пока он остается официально действующим журналистом, должен быть защищен как представитель профессии, выполняющей более чем значимые функции, которыми его наделило не только общество, но и закон.

Тексты, посвященные отдельным журналистам, кроме всего прочего, раскрывают некоторые конкретные проблемы журналистского труда. Здесь я особо выделил бы статью, посвященную Егору Яковлеву, столь подробно разбирающую мое понимание сущности и самой технологии работы главного редактора, что я даже не стал, хотя первоначально собирался, включать в свой лекционный курс специальную лекцию, посвященную принципам руководства средствами массовой информации.

Словом, тексты, собранные в этом разделе, суть не только набор «иллюстраций» к некоторым из моих лекций, но и дополнение к ним, в том числе — и теоретическое. Именно поэтому некоторые фрагменты статей данной подборки выделены мною как максимы журналистики, чего, естественно, не было при их первой публикации.

Там, где это возможно, тексты даны с сокращениями, указанными угловыми скобками. Но никаких правок, дописываний и иных корректировок по сравнению с текстами оригиналов я не делал.

ВЕЛИКАЯ ЖУРНАЛИСТИКА

Странная вещь — время. Сто последних лет русской журналистики (XX век) — это вроде бы много.

Между тем я, например, окончив в 1976 году журфак МГУ, работаю в этой журналистике, получается, более четверти века — значимая величина!

Не буду углубляться в разнообразные исторические изыскания. Отмечу только два момента.

Теоретически в России может найтись журналист, который, начав работать в дореволюционной печати, заканчивал свою карьеру, пусть и стариком, в печати демократической, то есть нынешней.

И второе. Даже я сам могу оценивать едва ли не половину истории русской журналистики прошедшего столетия — ибо брежневская журналистика во многом наследовала родовые черты сталинской (особенно на последнем этапе «эпохи застоя»), а первые годы журналистики горбачевской — очевидная, даже по многим действующим лицам, калька хрущевской.

Итак, для меня самая логичная периодизация русской журналистики XX века фактически совпадает с датами правления «вождей».

Период первый — дореволюционный (николаевским его все-таки не назовешь). В нем два течения:

большевистское (его мы неплохо знаем по университетскому курсу) и небольшевистское — от демократической до монархической журналистики. И с этим, хоть и не без изъятий, мы знакомы. Хотя бы благодаря тому, что практически все крупнейшие литераторы России в начале века писали для газет. А классиков у нас издавали (почти всех и почти полно).

Второй период — ленинский, известен нам, Ленина читавшим, почти до тонкостей, ибо сам Владимир Ильич, безусловно крупнейший русский журналист XX века (говорю это без всякой иронии), активно цитировал в своих статьях и тексты своих оппонентов.

Третий период, естественно, сталинский, возродившийся отчасти, как я уже отмечал, при позднем Брежневе.

Далее четвертый период — хрущевский, пятый — брежневский, шестой — горбачевский (имеет еще название «гласность», повторяя, кстати, этим названием то, что было в нашей журналистике после революции 1905 года). И последний в XX веке, седьмой период — позднегорбачевско-ельцинский, или собственно демократический.

Цикличность, повторяемость — налицо. И налицо же максимальная, прямая и фундаментальная зависимость истории и содержания нашей журналистики от политических режимов, сменявших друг друга в стране.

Следствием является то, что практически каждый русский журналист на своем профессиональном веку, который короче века хронологического, вкусил и прелестей свободы слова или хотя бы гласности либо оттепели, и тягот цензуры. То есть русский журналист — это, безусловно, универсальный тип журналиста: он не растеряется и при демократах, и в узилище авторитаризма.

Какие выводы отсюда следуют? Разные — каждый легко может сделать их сам.

Кроме того, русская журналистика крайне беллетризирована. В советские времена вообще считалось, что лучший журналист — это член Союза писателей. Так считали прежде всего сами журналисты.

Беллетризированность нашей журналистики определяется двумя причинами. Во-первых, русская журналистика родилась практически одновременно с русской литературой (в современном смысле этого слова) — в конце XVIII века. И весь XIX и в начале XX века почти все крупнейшие писатели России были одновременно и журналистами, редакторами, издателями.

Вторая причина — цензура. Поскольку весь XIX век и большую часть XX русские журналисты писали в условиях цензуры, они вынуждены были соревноваться не столько в оперативности, эксклюзивности новой информации и силе аргументов, сколько в литературной форме и умении владеть эзоповым языком (чистая литература!).

Беллетризированность русской журналистики XX века — не порок, а имманентное ее свойство. Мы никогда не научимся работать «по-западному», и, думаю, это хорошо. Это — национальный характер.

Еще одна группа качеств нашей журналистики, отточенных XX веком, связана с тем, что в многочисленные периоды «революций», «гласности», «оттепели» и «демократизаций» в русскую журналистику (как и в политику) массово приходили неофиты (или профаны), безответственные и самонадеянные. А «реакция», «заморозки» и тем более «цензура» и «авторитаризм», не говоря уже о «тоталитаризме», откалибровывали когорту безынициативных (в профессиональном смысле) и осторожных журналистов.

Наконец, частая смена режимов приучила нашу журналистику к излишней «гибкости» и сервильности (в этом русские журналисты — достойные члены более широкого племени русских интеллигентов). У некоторых журналистов, впрочем, та же самая причина выработала как раз не «гибкость», а напротив — «упертость», отсутствие желания и умения не только понимать логику другого, но даже и просто спокойно выслушивать иную точку зрения.

Самые свободные в один период оказывались самыми идеологизированными в другой. Ярчайший пример — трансформация журналистов-диссидентов советского периода при Ельцине.

Всё сказанное, казалось бы, — приговор русской журналистике XX века. А на мой взгляд — уникальное лицо, делающее нашу журналистику одной из самых интересных в мире.

Я уверен, что это так.

Кроме того, мало где еще журналистика столь непосредственно влияла на политический процесс, как в России.

Здесь, правда, тоже достаточно нюансов, но обо всем не скажешь.

Словом, русская журналистика XX века — великая мировая журналистика. Не хочу приводить примеры из последних десятилетий, но не удержусь от того, чтобы закончить этот очерк списком имен первой половины века:

Ленин, Троцкий, Плеханов, Бухарин, Горький, Булгаков, Гиляровский, Дорошевич, Бурцев, Короленко...

Это только 10 имен, только 10. Но какие! И лишь в пределах самого начала века.

Великая журналистика, великая!

И мы ее продолжили в конце века. И тоже кое-что сделали.

Журналисты XX века: Люди и судьбы М.: ОЛМА-Пресс, 2003 г.

–  –  –



Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 | 19 |   ...   | 24 |

Похожие работы:

«Министерство образования и науки Российской Федерации Ярославский государственный университет им. П. Г. Демидова Кафедра физиологии человека и животных О.А.Ботяжова СРАВНИТЕЛЬНАЯИЭКОЛОГИЧЕСКАЯ ФИЗИОЛОГИЯЖИВОТНЫХ Методические указания Рекомендовано Научно-методическим советом университета для студентов, обучающихся по направлениям Биология, Экология и природопользование Ярославль ЯрГУ УДК 591.1(072) ББК Е903я73 Б86 Рекомендовано Редакционно-издательским советом университета в качестве учебного...»

«Юрий Владимирович Лизунов Михаил Александрович Бокарев Владимир Иванович Нарыков Гигиена водоснабжения. Учебное пособие http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=10254400 Владимир Нарыков, Юрий Лизунов, Михаил Бокарев. Гигиена водоснабжения. Учебное пособие: СпецЛит; СанктПетербург; 2011 ISBN 978-5-299-00455-7 Аннотация В учебном пособии отражены все основные аспекты гигиены питьевой воды и питьевого водоснабжения: физиологическое и гигиеническое значение воды; вода и здоровье человека;...»

«ЛИСТ СОГЛАСОВАНИЯ от 08.06.2015 Рег. номер: 1187-1 (21.05.2015) Дисциплина: Анатомия и физиология ЦНС Учебный план: 37.03.01 Психология/4 года ОДО Вид УМК: Электронное издание Инициатор: Плотникова Марина Васильевна Автор: Плотникова Марина Васильевна Кафедра: Кафедра медико-биологических дисциплин и безопасности жизнедеяте УМК: Институт психологии и педагогики Дата заседания 17.02.2015 УМК: Протокол заседания УМК: Дата Дата Результат Согласующие ФИО Комментарии получения согласования...»

«ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ Программа государственного экзамена по физиологии и методические рекомендации составлены в соответствии со следующими документами федерального и вузовского уровня: Федеральный закон Российской Федерации от 29 декабря 2012 г. № 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации»; Приказ Министерства образования и науки Российской Федерации от 19 ноября 2013 года № 1259 «Об утверждении Порядка организации и осуществления образовательной деятельности по образовательным программам...»

«ЛИСТ СОГЛАСОВАНИЯ от 08.06.2015 Рег. номер: 636-1 (22.04.2015) Дисциплина: Психофизиология Учебный план: 37.03.01 Психология/4 года ОДО Вид УМК: Электронное издание Инициатор: Плотникова Марина Васильевна Автор: Плотникова Марина Васильевна Кафедра: Кафедра медико-биологических дисциплин и безопасности жизнедеяте УМК: Институт психологии и педагогики Дата заседания 17.02.2015 УМК: Протокол №6 заседания УМК: Дата Дата Результат Согласующие ФИО Комментарии получения согласования согласования Зав....»

«Управление образованием: теория и практика 2015 №3 (19) ПРАКТИКА УПРАВЛЕНИЯ ОБРАЗОВАНИЕМ Димова Алла Львовна, Федеральное государственное бюджетное научное учреждение «Институт управления образованием Российской академии образования», ведущий научный сотрудник, кандидат педагогических наук, aldimova@mail.ru ОРГАНИЗАЦИОННО-МЕТОДИЧЕСКОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ ЦЕНТРОВ ИНТЕНСИВНОГО ВОССТАНОВЛЕНИЯ ФИЗИЧЕСКОГО И ПСИХОФИЗИОЛОГИЧЕСКОГО ЗДОРОВЬЯ УЧАЩИХСЯ – ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ ИНФОРМАЦИОННЫМИ И КОММУНИКАЦИОННЫМИ...»

«ОБЛАСТНОЕ БЮДЖЕТНОЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ «СОВЕТСКИЙ СОЦИАЛЬНО-АГРАРНЫЙ ТЕХНИКУМ ИМЕНИ В.М. КЛЫКОВА» МЕТОДИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ по написанию контрольных работ по учебной дисциплине ОП 03 Возрастная анатомия, физиология и гигиена для студентов, обучающихся заочно по специальности 44.02.01. Дошкольное образование п. Коммунар, 2014г. Методические рекомендации по написанию контрольных работ по дисциплине «Возрастная анатомия, физиология и гигиена» для студентов, обучающихся...»

«ЛИСТ СОГЛАСОВАНИЯ от 25.06.2015 Рег. номер: 3538-1 (24.06.2015) Дисциплина: Нейрофизиология Учебный план: 37.03.01 Психология/4 года ОДО Вид УМК: Электронное издание Инициатор: Гребнева Надежда Николаевна Автор: Гребнева Надежда Николаевна Кафедра: Кафедра медико-биологических дисциплин и безопасности жизнедеяте УМК: Институт психологии и педагогики Дата заседания 21.04.2015 УМК: Протокол № 10 заседания УМК: Дата Дата Результат Согласующие ФИО Комментарии получения согласования согласования...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Кемеровский государственный университет» Прокопьевский филиал (ПФ КемГУ) (Наименование факультета (филиала), где реализуется данная дисциплина) Рабочая программа дисциплины (модуля) Основы анатомии и физиологии человека (Наименование дисциплины (модуля)) Направление подготовки 39.03.02/040400.62 Социальная работа (шифр, название...»

«РЕЦЕНЗИЯ На учебно-методический комплекс Повышения квалификации (ПП) специальности «Трансфузиология» Учебно-методический комплекс (УМК) профессиональной переподготовки (ПП) по специальности «Трансфузиология», состоит из дисциплин: специальных «Общие вопросы клинической трансфузиологии» и «Частные вопросы клинической трансфузиологии», «Практика»; смежных «Общественное здоровье и здравоохранение», «Анестезиология и реаниматология», «Реанимация и интенсивная терапия», «Гематология»;...»

«ВОЛГОГРАДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕНННЫЙ МЕДИЦИНСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ КАФЕДРА ПАТОЛОГИЧЕСКОЙ ФИЗИОЛОГИИ СБОРНИК СИТУАЦИОННЫХ ЗАДАЧ ПО КУРСУ ОБЩЕЙ И ЧАСТНОЙ ПАТОФИЗИОЛОГИИ Учебное пособие Волгоград 2014 Предисловие Это пособие представляет собой сборник клинико-патофизиологических ситуационных задач. Все материалы подготовлены сотрудниками кафедры патофизиологии ВолГМУ на основе Государственных образовательных стандартов высшего профессионального образования (2002 г.), квалификационных характеристик...»

«Нормативная документация: СанПиН 2.4.5.2409-08 «Санитарноэпидемиологические требования к организации питания обучающихся в общ е­ образовательных учреждениях, учреждениях начального и среднего профессио­ нального образования»; МР 2.3.1.2432-08. Нормы физиологических потребно­ стей в энергии и пищевых веществах для различных групп населения Россий­ ской Федерации. Методические рекомендации (утв. Роспотребнадзором 18.12.2008).Общие сведения: Представленное примерное меню разработано на 28-дневный...»

«Аннотации к методическим и учебным пособиям Факультет ветеринарной медицины Кафедра анатомии, физиологии домашних животных, биологии и гистологии Методические разработки Составители: Чопорова Н.В., Шубина Т.П. Сравнительно-анатомические особенности костей осевого скелета и их соединений: методические разработки. пос. Персиановский: Донской ГАУ, 2014. – 19 с.Аннотация: Методические разработки предназначены для студентов 1 курса по специальности 111100.62 «Зоотехния» при изучении дисциплины...»







 
2016 www.metodichka.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Методички, методические указания, пособия»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.